О чём поют цикады

Размер шрифта: - +

Глава 13 (2)

Пока именинник крепко держал мне заведённые за спину руки, Костя с мрачным торжеством кромсал плотную ткань футболки. Острая сталь то и дело царапала кожу, но чувствовалась не на поверхности, а где-то глубоко внутри, где стыд прибывал удушливым валом. И рот отчаянно ловил необходимый воздух... напрасно. Лёгкие сжимались, отравленные терпким духом разгорячённых мужских тел и вони от алкогольных испарений. Кожа горела от нарочитой грубости чужих бесстыжих прикосновений. Сгорая от унижения, я крепко зажмурилась. Ненадолго, всего на пару мгновений, прежде чем увесистая затрещина сковала льдом половину лица, заставив глаза чуть ли не выскочить из орбит.

– На меня смотри! – приказал Костя, вытирая с лица плевок рукавом моей футболки и, под одобрительный "йе-е-ес" именинника, прижал острие к основанию моей шеи. А второй рукой глумливо щипнул за грудь. Я резко мотнула ногой, но лишь стукнулась коленом о переднее сидение, привлекая внимание сидящего на нём блондина.

– Придержите коней, мы уже в лесу, – хохотнул тот. – Обивку загадите.

– Козлы, – с бессильной злобой процедила я, чувствуя как липкие пальцы Серого неумолимо ползут вниз по животу. Изловчившись, мне удалось ударить его локтём куда-то в ребро. От сотрясшего тесный салон отборного мата зазвенело в ушах.

– Вижу, до тебя туго доходит, да, девочка? – угрожающе прорычал Костя, и, не отпуская моих волос, усилил давление лезвия ножа на кожу. Медленно спустился от шеи к ключице, оставляя за сталью горящую адским огнём полосу. Вот тогда, под жаром первобытного восторга его глаз, тело пробрало острой болью. И страшнее стало только осознание, что этот рассвет мне уже не увидеть.

– Костян, уймись! – недовольно прикрикнул блондин, когда в очередной раз обернулся. – Сидения кровью заляпаешь, придурок!

– Приехали! – объявил водитель – Вытаскивайте её, пока в конец всё не замарала.

Под непристойные шуточки и пьяный смех, меня выволокли на освещённый фарами участок перед машиной, чтоб как выразился Костя: "картина была полной". А там уже, спрятав в ладонях заплаканное лицо, я с растущим ужасом слушала, как эти подонки умышленно громко стали решать, кто будет первым. Холодный пот, скатившись по лицу, застелил заплаканные глаза. Это конец.

– Вы пока спорьте, а я делом займусь, – самодовольно оскалил крупные зубы частично протрезвевший именинник и шагнул ко мне, – Ну что, куколка, соскучилась?

Урод.

Я одним рывком вскочила с колен и кинулась в сторону, но он оказался быстрее. Успел сделать подсечку и, победно посмеиваясь, перевернул лицом вверх. Падение вышло неудачным: тупая боль, начинающаяся где-то в подреберье, пронзила всё тело, лишая лёгкие дыхания. Пока я ловила ртом воздух, Серый не церемонясь, сорвал с меня комбинезон и сноровисто принялся за нижнее бельё.

– Не надо, прошу вас! – срывающийся голос прозвучал слишком тихо ибо надежды в нём остыл даже след. – Я никому не расскажу, только отпустите.

– Не расскажешь, будь уверена, – заржал Костя, поигрывая ножиком.

– Серый, ты что там возишься? – нетерпеливо вмешался блондин, – с Машкой своей нежничать будешь, а тут ты не один как бы.

Не прекращая сверлить меня похотливым взглядом, под улюлюканье и подбадривания дружков, именинник гордо расстегнул ширинку и стал спускать с себя штаны. Я отвернулась лицом к слепящим фарам, чтоб не видеть ни его, ни этих жестоких лиц. То были уже не люди – животные.

От страха и кровопотери закружилась голова, и лучи ксенона болезненно препарировали воспалённую сетчатку глаз, только я понимала: это всё мелочи, в сравнении с тем, что эти звери мне уготовили. Раз признали, что в живых не оставят, то и беречь не станут. Изувечат основательно. Сердце сбивчиво зашлось в ожидании, когда он до меня дотронется. Я знала, что буду бороться до последнего, но вместе с тем понимала, что отбиться нет никаких шансов.

И ощущения как назло стали ярче. Накалились докрасна, прорвались наружу предательским ознобом. Я остро почувствовала каждую хвоинку под собой, самый мелкий камешек. И даже побоялась представить, какие ещё мучения мне предстоит познать.

Но...

Прошла минута, вторая, третья... меня так никто и не потревожил. Повеяло могильным холодом. Всё вокруг зашелестело. Каждая травинка, каждый листик зашуршал как от ветра, но влажный воздух по-прежнему оставался неподвижным. А затем отрывистый леденящий кровь свист хлестнул по ушам невидимой плетью.

– Кто здесь? – крикнул то ли блондин, то ли водитель. Голоса у них были похожи, и я не смогла точно определить личность вопрошающего. Единственное, что не вызвало сомнений – бахвальства в тоне говорившего значительно поубавилось.

–Ох, ё-моё! Вы это тоже видите? – задрожал голос именинника.

– Какого чёрта?! – присоединился к нему Костя и такой всеобъемлющий страх был в его вопросе, что я, не выдержав неведенья, повернула к ним голову.

После яркого света окружающий мир смазался до непроглядной завесы. Слепо шаря руками по влажной от росы траве, я встала на четвереньки, чтобы сесть, крепко обхватив руками изодранные колени и хоть частично прикрыть свою наготу.



Яна Лари

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться