О чём поют цикады

Размер шрифта: - +

Глава 21

Око за око

Поиски Неро усложнялись обилием посетителей. Среди хаоса танцующих тел и световых эффектов, обнаружить конкретного человека являлось чем-то из области фантастики. Лиловые, красные и синие лазерные лучи вращались в дикой пляске и неестественно расцвечивали лица, делая их идентичными. Если Неро где-то в толпе, на то, чтобы найти его не хватит и всей ночи, а это слишком долго.

Где же он, когда действительно нужен?

Бармен на мои расспросы лишь растерянно развёл руками, дверь его комнаты на третьем этаже оказалась запертой. Непроверенной осталась только гримёрка. Вот её-то дверь поддалась сразу, так что я без промедления шагнула внутрь. В помещении царил полумрак, и пахло как на лесной поляне: сосновой смолой и дикими ягодами, а ещё едким табачным дымом.

В глубине послышался женский смех, и шёл он надо полагать из-за ширмы, за которой находилась гардеробная. Я облегчённо усмехнулась – нашлась пропажа. Можно было догадаться, что Неро захочет устроить посетителям праздничный сюрприз и что-нибудь сыграет. Единственное, что поразило так это присутствие посторонних, мне всегда казалось, что к выступлению он готовится сам. Но, уже коснувшись ширмы, я замялась. За переливами звонкого смеха послышался тихий, раздосадованный голос самого демона.

– Нет, не интересует. Уходите.

– Ты не знаешь, от чего отказываешься, красавчик, – снова женский смех.

Прильнув взглядом к просвету в серебристо-серой ткани, я едва подавила желание сбежать. Открывшееся взору действие било под дых, внушая отвращение и непреодолимую жажду убивать.

Неро сидел на низком диванчике, в клубах сигаретного дыма. Оперевшись локтем о колено, он подпирал голову рукой и угрюмо разглядывал обнажённую грудь какой-то, незнакомой мне рыжей бестии. Девица же широко улыбалась, грациозно откинувшись на диванную подушку, и даже не думала запахнуть расстёгнутую блузу.

– А зачем мне представлять? – на красивых губах демона медленно заиграла снисходительная улыбка. – Всё и так выставлено напоказ.

Сделав пару глотков из зажатой во второй, свободной руке бутылки Джек Дэниэлса, он повернулся ко второй девушке – платиновой блондинке. Та сидела по другую сторону и как раз пыталась стянуть с него чёрную полумаску.

– Твоя подруга не в себе, – сказал он, твёрдо отстраняя женскую руку от своего лица. – Забирай её и проваливайте.

– Ну не вредничай, котик, – капризно надула губки девушка, не оставляя попыток добраться до бархатной ткани, – давай, сними её. Поклонницы хотят знать кумира в лицо. Мы никому не расскажем.

– Оставишь свой автограф, милый? – присоединилась к ней рыжая, призывно водя маркером по выставленным напоказ округлостям.

– Оставлю, если предоставишь мне что-то более подходящее для этого. – Неро порывисто поднялся с диванчика и направился к большому зеркалу, установленному напротив. Тихо звякнули, беспорядочно рассыпанные на полу бутылки. – Доступность, это не то, чего я жду от женщины. А теперь уходите.

– Ну и дурак, – обиженно пробормотала рыженькая, неспешно застёгивая пуговицы.

– А чего ж ты ждёшь? – вкрадчиво спросила блондинка, лениво покачивая ногой в такт доносившейся снизу музыке. – Что может предложить девушка, кроме своего тела? Не жизнь же отдавать...

– Убирайтесь! – рявкнул Неро, закипая на глазах.

Зажатая в руке бутылка с виски полетела прямиком в зеркальную гладь. Последовал тихий звон, затем стекло взорвалось сотнями сияющих осколков, и осыпалось вниз радужным каскадом. Девушки, взвизгнув, синхронно вскочили со своих мест.

– Псих какой-то, – ошарашенно фыркнула рыжеволосая.

– Говорила тебе, нарик, – авторитетно изрекла блондинка, подталкивая свою подругу к выходу, – Все они, красавчики, такие – либо геи, либо укурки.

Девушки проскочили мимо, бурно обсуждая, куда катится мир, и, напоследок обиженно хлопнули дверью. Я прошла за ширму и остановилась, невольно залюбовавшись демоном. На душу будто опустились тихие, летние сумерки. Такие, когда от безмятежности вместе с сердцем замирает само время.

– Я уже и не ждал, что ты когда-нибудь сама ко мне подойдёшь, – сознался Неро, поворачиваясь ко мне лицом.

Наша эмоциональная близость так стремительно крепла, что за последнюю неделю, я научилась угадывать его чувствова, и они разрушали обоих. Мы словно две руки гениального пианиста, могли бы сыграть удивительную мелодию, но виртуоз вдруг лишился пальцев и тихо сходил с ума, разбивая обрубки о клавиши.

– Это было вынужденное решение, – я смущённо опустила ресницы, когда его взгляд, лаская, скользнул по моей щеке.

– И что же тебя на него подвигло? – теперь его взор зачарованно блуждал по моим губам, вызывая неодолимое жжение и нервную дрожь. Янтарные глаза полыхнули и, опустив меня из своего плена, устремились в сторону, а демон зачем-то добавил: – Я хотел спеть этой ночью. Для тебя.

– Лучше правду расскажи. Что происходит с Никитой?

– Он жив, если ты об этом, – с изрядной долей неприязни ответил Неро, – Тоскуешь по своему влюблённому мальчонке?

– Тоскую? – округлила я глаза, недопонимая, к чему он ведёт. – Мы только что виделась. Что правда, это кто угодно, но не Давыдов. Как такое возможно? Он даже о татуировке не знал.

– Ты была в лабиринте? – непонимающе сдвинул брови Неро, – Рано ведь. Вход ещё закрыт.

– Стоп. Не путай мне мысли, – замотала я головой. – Давай по порядку. Что случилось с Никитой, после того как я привела его этой... – я вовремя натолкнулась на предостерегающий взгляд Неро и торопливо исправилась: – После того, как привела его демонице.



Яна Лари

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться