О чём рассказывают сны

Размер шрифта: - +

О чём рассказывают сны

Вам снятся сны?
Мне снятся. В главных ролях я, и в основном — те, кого уже нет в этом мире.
Не понимаю, как мозг способен оживить людей? Ладно —  всплывшие воспоминания, но оживить, наделяя их мыслями, речью? Поразительно. Наверное, открылся вновь какой-то портал. 
Мои сны своеобразно повествуют о войне, любви, верности…

Приснились  одноклассники: Ира моя подруга умерла от ВИЧ, Сережа от менингита. Помню молоко, почему молоко? 
Мы стоим на обрыве в Лесках — небольшая группа подростков, и c гордостью рассматриваем всю подкову  одесского залива и открытый взору чётко видимый наш любимый город.
Неожиданно, горизонт стал серым, закрыв солнце — море заполнили серые точки кораблей и катеров, они быстро приближались к городу, оставляя за собой бурлящие водные дорожки. С удивлением, мы наблюдали за движением серых пришельцев и их неумолимое приближение к Одессе.
Минуту назад, мы ещё беззаботно гуляли по окрестностям  распевая песни в сосновой посадке. Но звук моторов прекратил это мирное занятие, направив мысли прочь — в тревожность не по погоде спокойного серого моря.  Прерывая тишину, кто-то из нас крикнул, выводя всех из оцепенения:
— Это нападение!
И что? — мы растерянно смотрели друг на друга, ожидая опровержения.
Как будто подслушав, некоторые катера развернулись  к берегу  и угрожающе пошли прямо в нашу сторону. – Расходимся. По домам!
Детство закончилось.
Бред. Какой-то бред…
Мне снилось несколько снов, они спокойно с непонятной последовательностью и логикой вели меня куда-то. Пока не стало страшно, и я — проснулась. Раннее утро, время, когда ещё не вышло солнце, но уже ощущается его близость. Слишком рано, чтоб встать с кровати, да и лень. Я тихо лежала, стараясь не разбудить мужа, и пыталась вспомнить — что же там было такого, что растревожило и испугало. Как расшифровать послания моего разума? 
 Много людей, какой-то праздник. Дискотека?  Нет, скорее светский раут. Все такие холёные, в вечерних, дорогих нарядах. Люди красуются друг перед другом, торгуя произведёнными  впечатлениями. Я же стою совсем одиноко, под звенящей хрусталём люстрой, посреди огромного бального зала с  высоким потоком и чувствую себя беззащитно голой.
Моё одиночество прервал мужчина в чёрном фраке, он  бережно подхватил меня под руку и чинно повёл к столу, за которым сидели одни мужчины. На столе стояло открытое шампанское и много залапанных на высоких ножках бокалов . Не замечая нашего приближения, взгляды  мужчин блуждали по заполненному людьми помещению, жадно и одновременно оценивающе цепляясь за всех особей женского пола.
— Это вдовы! — неожиданно представил нас чёрный фрак (со мной кто-то был, не помню). Мужчины перевели взгляды на нас и с интересом, с ног до головы рассматривали каждую. От неоднозначных  взглядов и затянувшегося  молчания стало неловко. Наконец, неудобную паузу прервал один из них, великодушно поманив к себе.
Я возмущённо нахмурилась.
«Какие вдовы?! Что за бред?»
— Нет, Вы ошибаетесь! Я замужем! Вот — мой муж. Мы женаты уже миллион лет. — Я крепко сжала  руку из неоткуда возникшего мужа.
— Вы без кольца! – с возмущением указал на меня чёрный фрак.
— Без кольца – потому что оно деформирует мой барабан.- начала я оправдываться, но понимая, что мой лепет  требует дополнительных пояснений, резко оборвала – Я замужем. Всё!
И тут же, своим ответом перестала представлять, для кого бы то ни было интерес. Все равнодушно отвернулись, как буд-то меня не существовало. Ряды  женщин-манекенов  холодно и беспощадно сомкнувшись,  вытолкнули меня своими упругими бёдрами на задний план сцены. Скрытая за их красивыми, готовыми к приключениям оголёнными спинами,  я облегчённо выдохнула, но в голове пугающе стояли слова про вдов.
Как легко можно напомнить о настоящих ценностях, отрезвить — одним словом. Ведь в нём всё —  бессмысленность никому не нужного флирта; ценность того, что имеешь; возможность потери;  право выбора; и даже завуалированное предательство .
Следующий сон:
Слишком красивый среднего возраста мужчина, такой красавчик, что  даже неприятный своей идеальностью — пристально смотрит прямо мне в глаза, заставляя мой взгляд бегать. Это злит меня. «Какой же ты сладкий, а я так не люблю сахар.»
В плохо освещённой комнате, мы сидим  за шатким столом, похожим на тот, который стоял в кухне моего детства. (Слишком часто этот стол всплывает в снах).
У мужчины — восточная внешность: тёмная, красноватая  кожа, чайного цвета глаз, похож на индийца. Молча курим, и рассматриваем друг друга. Я уже осмелела, и взяв себя в руки — смотрю ему в глаза с включённой наглостью. Молчание затягивается, но я не тороплюсь узнать зачем мы тут. Тем более, я так давно не курила, что увлеклась самим процессом. Окончательно привыкнув к новой компании я улыбнулась, но не получив ответной улыбки сосредоточилась на курении. Затяжечка… Пока не понятно нравится мне сейчас это или нет. Комната всё больше наполнялась густым туманом, и утопала в пряных ароматах. От приторно – сладкого, непривычного моему обонянию аромата стало совсем тяжело дышать. Я затушила сигарету. Нет, мне не нравится. Однозначно – сегодня нет! Покашливая, всё же пытаюсь сосредоточиться и рассмотреть обстановку, но, в комнате виден только мой приятель индийский Аполлон  и прямоугольный, дешёвый стол.
И вдруг, я начинаю жаловаться:    на быт, на мужа, ещё на что-то:
— Как? Надоело! Почему ?! И…
А он, затянувшись сигарой, прищурил так странно глаза, и спокойно выдал:
— Знаешь, надо быть очень осторожным со словами. Вот один рассказывал, а его, в итоге, не так поняли, и он почки лишился.- и громким выдохом выпустив кольцами дым прямо в меня, замолчал. Ощущение как буд-то хотели успокоить, прижав к груди, а вместо этого неожиданно влепили пощёчину. Дым сползал с моего лица медленно, как густой плевок и вызывал боль.
Фантомная боль.
Потирая рукой красную, горящую скорее от стыда, чем от боли щёку, я смотрела на мужчину и понимала, что он из тех кто на верху, кто живёт в другом мире, в мире, который знает больше чем мы. Только вот кто он? Творец? Будда? Ангел? Господь? Или тот, чьё имя я не хочу называть?
Раннее утро, время, когда ещё не вышло солнце, но уже ощущается его близость. Слишком рано, чтоб встать с кровати, да и меня привалило воспоминаниями. Они нахлынули тяжёлой волной  раздирая кожу потянули по камням обратно в море. И вот, я уже на поверхности спокойного океана.  Волны где-то там возле берега, а я тут… Он такой солёный, что мне не нужно бороться – я не утону. И такой сильный, что держит меня без усилий - как моменты поддержки и заботы, которой одаривает меня мой муж . В памяти всплыли  фото в паспорте, по которым видно  как я расслабилась, успокоилась в течении жизни с ним.
И, апофеоз:  последняя вклеенная фотография, та, где мне 45 — полная достоинства,  и светлого счастья.
автор Татьяна фон Лыхманова
художник Malika Favre



Татьяна фон Лыхманова

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться