О Добродетелях

Размер шрифта: - +

Глава Десятая – Благородная Леди

Эх, захотелось мне тут попросить прощения у тебя, дорогой читатель, за те моменты, когда я или другие писаки, казалось бы, крали твоё время, описывая что-то незначительное и лишнее. Ведь такие сцены почти всегда создаются не зря – а для дополнения какой-то идеи, изучения каких-то потайных вопросов и ответов. Оттого герои книг и погружаются в эти непонятные, но невероятно продуманные сны (жаль, мне такие не снятся), подолгу исповедуются в храмах и беседуют, как с родными, с совершенно незнакомыми бедняками. Вот, к примеру, в романе одного из моих любимых творцов, верите или нет, вдруг обрывается основной сюжет, чтобы вместить внушительное описание жизни умирающего священника. Нужен ли был этот отрывок или нет, я вам сказать не смогу: сам ту часть, увы, не осилил и пропустил.

Однако то, что мне сейчас предстоит написать, а вам – прочесть, не относится к так называемым «ненужным» главам. Напротив, пред нами глава «важнейшая» – так сказать, поворотная в нашей повести, отчего и заслуживает подобной помпы. Ну что ж, начнём.

Представьте себе картину: огромная спальня лорда, шпалеры на стенах цветастые, высокий семейный портрет над столом: дед, муж с женой, суровый бородач и маленькая девочка; на широкой кровати, завешенной шёлком и бархатом, лежит смешливая служанка, а сама Благородная Леди стоит у приоткрытого окна и вслух дочитывает переданную ей записку. Солнце тогда уже пропало за горизонтом, завершив этот чудовищно долгий день.

– Ох… Это многое объясняет, – прошептала наконец Благородная Леди, бросая послание в горящий камин. – Ты знала об этой записке?

– Нет, знамо дело, – весело ответила Вольная, нежась на перинах. – Думаешь, я бы себе позволила лишиться хоть толики твоей благодарности.

– Вот всего тебе мало, проказница, – улыбка на один малый миг коснулась губ дворянки. Благородная Леди обернулась и уже грустно сказала. – Нет, не пойдёт так… С каждым днём хуже и хуже всё становится. Двух мёртвых стражников нашли под стеной, а ещё один куда-то пропал. Пожар в конюшне – хорошо хоть потушить успели, колодец осушать теперь придётся, чтобы от отравы спастись, а ещё кто-то подменил множество бумаг в архивах. И как мне с этим справляться?

– Да не переживай ты, сердяга, – служанка перевернулась на живот и опёрлась локтями на мягкий шёлк. – Всё обойдётся – только отдохни чуточку.

Благородная Леди горько вздохнула и подошла поближе.

– Нет времени мне отдыхать. Разве ты не понимаешь, что с такими бедами мы никогда нашу… и мою мечту не осуществим! Как мы тебе и другим простым поможем, когда столько злодеев пытаются в Замке бунт устроить?

– Бунт?

– Да, бунт, ты сама подумай! – говоря это, дворянка стала слепо расхаживать по комнате. – Убийства стражи – это, чтобы солдат разъярить, отрава колодца – это, чтобы крестьяне возроптали, а подделка и подмена грамот – чтобы дворянчики мелкие в меня впились. К тому же чужеземцев, что всё это сотворили, так никто и не нашёл.

– Ну, найдут, об этом-то даже не смей головку милую свою тревожить, – Вольной, похоже, уже не терпелось отойти ко сну. – Ты же сильная, как и отец твой был: придумаешь что-нибудь! Главное, врагов и крыс всяких к себе не подпускай – сама со всем сумеешь справиться.

И как не улыбнуться на столь преданную уверенность? Чудо, а не подруга! Подумав это, Благородная Леди уселась на край постели, всё ещё не в силах успокоиться.

– Раньше бы справилась, а теперь все будто бы сговорились! – с гневом вымолвила дворянка, переведя взор на семейный портрет. – Готова поспорить, что за всем стоит мой дядя.

– А он-то почему? Вроде обычный глупый старик, похотливый, правда, зазря, – Вольная звонко цокнула зубами. – Я тебя ему в обиду не дам – нож в спину воткну, ежели надо!

– Дитю Троицы, и нож в спину? Не верю я тебе, плутовка, – Благородная Леди снова вскочила и стала бездумно блуждать. – И кто же врагом моим мог стать, кроме него? Он же править хочет и меня ненавидит – за тебя и за наши идеи.

– Многие ненавидят…

– Многие – дураки, – решительно и ласково отозвалась дворянка. – Потому и надо наши планы воплощать. А сие невозможно, пока в Замке бунт затевается.

– Ну всё – ты меня утомила, болтушка, – о, как любила Вольная нарушать все правила. – Ложись сюда, пока совсем себя не извела! Завтра вставать рано.

– Как и всегда?

– Потом отоспимся, когда свободны обе будем.

Притворно огорчившись, дворянка уселась на кровать, задумчиво взирая в глаза своей любимой подруги. Даже не верится, что отец хотел прогнать эту замечательную, такую заботливую и добрую девушку. Ведь она была у Благородной Леди за мать, сестру и вечную спутницу, которая не только всему важному обучит, но и истину в чужой душе укажет. К слову, если Благородная Леди ещё желала когда-нибудь вручить свою руку и сердце подходящему рыцарю или дворянину, то Вольная давно уже для себя решила, что будет искать не мужа, а жену. Ох, и до чего же они там распустились у себя в Россане! Или в Мэлоре? Или везде…



ShadowBest

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться