О Добродетелях

Размер шрифта: - +

Глава Тринадцатая – Сэр Скиталец

Но не волнуйся, дорогой читатель, ведь к этому поединку Сэра Скитальца привела не такая уж и долгая, хотя и унизительная дорога. Её нам, естественно, надлежит описать, пусть и не так пространно, как остальные события. Как-никак публика у меня, небось, кровожадная и прямо-таки спешит к жестокой развязке сей истории.

Так вот, начнём же. Сэр Скиталец ушёл прочь от покоев Благородной Леди поздновато: всё о чём-то размышлял, всё пытался понять причину её нынешнего великодушия и доверия. Ведь любой пройдоха легко бы мог предать юную правительницу и вручить свою верность её дяде не притворно, а искренне и жадно. Как же, должно быть, велика опасность, если Благородная Леди вручает свою жизнь в руки незнакомца – тем более родом из чужой земли.

Но рыцарем Сэр Скиталец был в первую очередь верным и потому с готовностью отправился выполнять поручение своей будущей госпожи. Главное, чтобы кров дала и дело, а все её причуды и ошибки – нисколько не важны.

Вскоре Сэр Скиталец уже стучался в нелепо расписанную дверь и слушал с той стороны громкое чавканье и неловкие ответы. Потом он уже сидел напротив этого небрежного и староватого Наследника, глаза которого смотрели так знакомым презрительным взглядом. Через минуту молчания рыцарь из Земли Тернской Крови предложил убить хозяйку Замка.

– Убить, за меня? А, это замечательно! – шёпотом отозвался повеселевший Наследник.

Ибо он совсем не ожидал подвоха. Как-никак взгляд Наследника видел перед собой не рыцаря, а обыкновенного тернского наёмника, который подобную гадость совершит только чтобы осквернить тело убитой. О, как Сэра Скитальца раздражал сей взор – и гнусная улыбка предателя, когда тот описывал, как племянницу следует убить.

А куда подевались почтение и ласка, которыми Наследник окружал Сира Златосума? На рыцаря из Земли Тернской Крови он пытался даже не смотреть! Предатель всё презрительно шептал: то одной фразой оскорбляя гостя, то другой – выставляя его чуть ли не за святого.

– Вы прямо-таки мой избавитель, – неумело скрывая ненависть, бурчал Наследник. – Тот, кто и нужен был мне в такое жуткое время! Кто ещё, кроме твари языческой, лучше подходит, чтобы ересь этой гадины навеки отразить!

Но пылкие речи продолжались только до вопроса об оплате злодеяния. Наследник тотчас же обомлел, немного даже покраснел и неловко поднялся со стула. Похоже, вознаграждать убийцу в его планы не входило – какое неловкое упущение, не правда ли? Сэр Скиталец с лёгкостью заметил эту слабость и решил ею воспользоваться.

– Я требую десять тысяч золотых за голову девы, – с притворным хрипом заломил он цену до самых небес. – Торговаться не стану.

– Десять… Тысяч… – тошнотворный взгляд пропал из глаз дворянина к необычайному удовольствию рыцаря из Земли Тернской Крови. – Но у меня столько нет. Я же нищий почти – из-за этой грязной воровки!

– Так отдадите злато, когда захватите власть.

– А? Так можно? – лицо Наследника вновь захватило презрение. Гордится сейчас, небось, как легко облапошил терна перед собой. – Конечно, конечно, отдам!

– Слова мне мало, – на этот раз усмехался уже Сэр Скиталец. – У нас в таких случаях принято записывать подобные обещания и заверять их фамильной подписью и печатью.

– Да? – дворянин пробормотал какое-то витиеватое ругательство. – Хорошо – сделаю, только никому ни слова о том, что вам предстоит совершить, договорились?

Рыцарь из Земли Тернской Крови кивнул и через несколько минут вышел из роскошной комнаты с прекрасной новенькой бумажкой, украшенной золочённой печатью и кривоватым, но всё равно изящным почерком. Тогда Сэра Скитальца и увидел Сэр Книголюб, тогда и подскочил со столь обидными обвинениями.

Но что мог сделать Сэр Скиталец? Отдать листок? Нет, обещание такой огромной суммы навлекло бы тень не только на Наследника. Сдаться или отступить тоже было тяжеловато. Единственный путь для исполнения приказа Благородной Леди лежал через тело другого рыцаря. Остановить Сэра Книголюба (и убить, если понадобится) требовали и законы, и правители.

Оттого и начался тот поединок. Оба рыцаря обнажили мечи – клинок Сэра Скитальца оказался покороче. Должен признаться: я не особо люблю описывать подобные баталии. Их приятнее разыгрывать с бродячим цирком или в каком-нибудь подобии виторванского Великого Театра, но не расписывать на пухлых страницах. Бои и кровь надо видеть, а не представлять – на мой взгляд! Это в пьесу можно засунуть красочную схватку, чтобы порадовать зрителям глаза и усыпить их разум, но в книге каждое сражение должно иметь какое-то своё, пусть иногда и потайное, сюжетное движение. Или глубокий смысл хотя бы.

Посему позабудем о всяких «он отпрыгнул вбок», «удар его был парирован» и напишем всё чуточку попроще.

Мечи зазвенели на весь замок. Оба рыцаря были сильны, по-воински хитры и к победе их вела надежда на лучшее будущее. В какой-то момент из-за дверцы рядышком высунулся Наследник, но тут же пропал, испугавшись скорого разоблачения. Пожалуй, дворянин провёл следующие минуты у камина, сжигая всё, что могло навлечь на него вину.

Вокруг сражающихся скоро собралась толпа. Они оба были рыцарями, и потому стража не могла или попросту не смела их разнять. Бой вёлся, надо заметить, насмерть: ни Сэр Скиталец, ни Сэр Книголюб не были готовы пожертвовать даже одним единственным ударом. Одного из них ослепил долг, другого – храбрость, а скоро пролилась и кровь.



ShadowBest

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться