О-ерой, академия для избранных

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17

Надежда живет даже возле могил.

Иоганн Вольфганг Гете

Утро пришло внезапно, когда мне снился дом и моя семья: отец, читающий газету в кресле, мама, напевающая песню во время готовки, и брат, обсуждающий новую компьютерную игру с другом. Дом... Он всегда мне снится, когда в моей жизни наступают особенно трудные времена.

Мне тяжело было понять, где я нахожусь, потому что столько всего произошло за вчерашний день. Однако внезапно нахлынувшие воспоминания приплюснули меня к матрацу, словно бетонная плита упавшая сверху, и моментально вернули в ужасную реальность. Но хуже всего было осознание того, что в комнате я не одна. Сначала почувствовала его запах, и лишь потом взгляд пристальный, изучающий.

Рем сидел в изножье кровати, облокотившись на столбик. Его глаза ласкали мою грудь, выглядывавшую из-под съехавшей за ночь полы халата. Думаю, проспи я чуть дольше, подверглась бы не только рассматриванию. Поспешно прикрылась и села на кровати, лишая блондина зрелища.

Рем недовольно поморщился, потянул покрывало на себя, стягивая с меня хлипкую преграду, и поприветствовал:

– Доброе утро, моя кошечка, – на слове «моя», оборотень сделал акцент, указывая на мое место, а затем едко улыбнулся и добавил: – К чему такая скромность, мы же почти женаты.

Он быстро перекатился по кровати и придавил собой, так что я с трудом могла вздохнуть, не то что пошевелиться. А Рем будто не замечал моих судорожных вздохов, он склонялся все ниже и ниже стремясь поцеловать. Попыталась оттолкнуть, но его ладони обхватили мои запястья и сковали их не хуже кандалов.

Меня все больше и больше тошнило от его запаха, как и от осознания своей беспомощности. Моя вторая половинка будто спала и я ее совсем не чувствовала. Это казалось уже ненормальным, так как за все время после моей мутации, я уже привыкла к звериным инстинктам и резким порывам настроения, бурным реакциям на происходящее. А сейчас ничего… Будто кто-то нас разъединил.

Я отвернулась и вытянула шею, стараясь хоть так отдалиться от белобрысого демона, но его губы все равно нашли мои. Нежные, ласковые, настойчивые и яростные одновременно. Я чувствовала запах его желания, чувствовала, как наливается его плоть, упирающаяся мне в живот, и старалась не разжимать челюсть, надеясь, что моя холодность и отстраненность, остудит его пыл.

Рем как будто прочитал мои мысли, чуть отодвинулся, потом склонился к моему уху и прошептал со странными вибрациями в голосе:

– Расслабься и подчинись моим желаниям, Лак… – и будь я проклята, если он не отдал мне приказ, словно гидре у входа, которая, как и я сейчас, безропотно подчинилась ему.

После этого Рем снова начал меня целовать. Ушко, шея, щека подбородок, губы… Только в этот раз я не могла отвести голову или сжать челюсть. Тело стало вдруг тяжелым и перестало мне подчиняться. А оборотень довольно заурчал, едва его язык проскользнул в мой рот и начал там хозяйничать. Возможно, кому-то его действия доставили бы удовольствие, так как Саммерс оказался умелым любовником, и даже бревно под ним бы воспылало от желания, но это явно была не я. Во мне лишь пробуждались чувства злости и омерзения к самой себе. Рем, слишком поглощенный своими эмоциями и ощущениями, совсем не замечал этого. Он продолжал неистово терзать мои губы, целовать шею, грудь, прикусывать нежную кожу в порывах страсти, а потом зализывать ранки и снова возвращаться к моим устам.

Не знаю в какой момент ему это надоело, - а для меня все слилось в одну нескончаемую пытку, а злые слезы невольно текли из глаз, сколько бы я не пыталась приказать им остановиться - Рем просто отстранился от меня с довольной ухмылкой, потирая пах.

– Хорошая девочка, только тебе не хватает немного огня, – Рем прищелкнул языком, издав непонятный звук, а мое тело поглотил жар, который концентрировался в области живота.

– Что? Что ты со мной сделал? – простонала я не своим голосом, извиваясь на кровати. О звезды! В тот момент я вела себя хуже, чем во время побочного эффекта после слияния с о-ероем. Все тело охватило томление и желание. Я извивалась, сжимала ноги, гладила свою грудь и даже уже готова была сама удовлетворить себя, прямо под голодным взглядом Саммерса.

– Нет, кошечка. Это мы, пожалуй, оставим на следующий раз, - остановил меня Саммерс. Он снова прищелкнул языком, и жар, терзавший меня, схлынул так же внезапно, как и наступил. Вместе с этим во мне проснулся мой зверь, а с ним и мои чувства.

Я кубарем свалилась с кровати и инстинктивно частично обернулась.

– Что это? – прорычала я, готовясь напасть на Рема, который продолжал беззаботно лежать на кровати. Но звуки, издаваемые кайри, предупредили, что это не самая лучшая идея.

– М-м-м, что конкретно тебя интересует? – прищурился оборотень и прижал пальцы к губам.

– Что ты со мной сделал? – более спокойным голосом повторила свой вопрос.

– Ничего, просто приласкал. А если ты о своих реакциях… Кошечка, я же сын императора, сын альфы, если тебе так будет понятнее.

– Продолжай! – рявкнула я, чувствуя что явно упускаю одну важную деталь.



Анастасия Рябова

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться