О ищущей смерти, и семи смертных грехах.

Размер шрифта: - +

О философии смерти, или как я перестал завидовать

    В мире, существуют десятки учений о том, как правильно жить. Не делай того, не делай этого. Носи короткую стрижку, брей бороду. Верь в Бога, родителей и слово «вождя пролетариата». Социум учит нас «нужным» вещам, естественному поведению в общественной среде. И те, кто стремятся выделиться из «быдла», несомненно, ближе к нему, чем те, кто ведет себя естественно. В конце концов, кто решает, что «правильно», а что нет? Сегодня, правильно любить соседа в причинное место, а завтра, это отвратительное гейство. А послезавтра, и вовсе, модерн и ноу-хау. Ах да. Вечные истины. Любовь, всепрощение, и розовые пони какающие бабочками. Это правильно, хорошо и нужно. Во веки вечные, да пребудет так. Можете повторить эту ерунду человеку, который держит пистолет у виска ублюдка, только что изнасиловавшего его дочь в темном переулке. Или бедолаге, чье имущество ушло с молотка, благодаря махинациям продажным чинуш. Скажите, они, тоже должны прощать и любить, исковеркавших их жизнь подонков? Ох, ну конечно, сейчас начнутся разговоры про «испытания» посланные свыше и доверенный нам богом крест. Бла, бла, бла. Больно оно ему надо. Мы и без того, настолько глупы, что вечно создаем кучу проблем, себе и окружающим. И, что в этом правильного? Да ничего, отвечу я вам. Каждый, должен регулировать свой путь, руководствуясь лишь направлением внутреннего компаса. Не оглядываясь на религию, философские учения, и психологические выверты тех, кто считает себя умнее других. 
Бесспорно, в каждом учении, философии, или любой разумной теории, есть зерна истины. Ну, почти в каждом. Ладно, далеко не в каждом, но все же, они есть. Но это ориентиры, а не самоцель. Ничто не должно становится единственно верным направлением. Ведь то, что хорошо одному, абсолютно не подходит другому.
    Уфф. Все. Выдохнул. Пожалуй, это все, что я хотел сказать в сём кратком, но, несомненно, важно трактате. Или, не все? Да что теперь, разбирать. Любопытно, если кто-нибудь, когда-нибудь найдет мой дневник он, или на худой конец она, задумается над прочитанным? Сделает выводы, или посмеется над наивным, юношеским бредом? Нашелся тут, «гуру», вздумавший поучать великих.
    А, тем не менее, сейчас, это единственно правильные, и самые умные для меня мысли. Сложно сказать, в чем дело. В пребывании ли на продуваемой сильным ветром крыше. Или в безобразном настроении, и отвратительной, дешевой сигарете оставляющей вкус пепла на губах.
-Держи – кто-то из-за спины протянул мне сигарету. Слева. Не очень-то удобно. Зато тот самый сорт табака и обрезанный фильтр. Все как я люблю.
-Спасибо, Серег – я даже не оборачиваюсь. Ну, а кто это еще может быть. 
-Меня, вообще-то, не так зовут.
Я поворачиваюсь медленно, будто в дурном сне. С сигаретой в зубах и рукой замершей в кармане куртки. Костлявые пальцы щелкнули у меня прямо под носом. Я подкурился от возникшего огонька, просто на «автомате», и лишь затем отшатнулся. А он замер, склонившись надо мной, чуть повернув голову, и явно наслаждаясь произведенным эффектом.
    Потрепанная, кожаная куртка, дырявые джинсы, и ботинки на толстой подошве. Ничем, в общем, не примечательный персонаж. Длинные волосы и борода непонятного цвета. Растущая почему-то из лишенного плоти оскаленного черепа. Я крепко зажмурился и сглотнул. Сумбур мыслей. Ужас, ледяной змеей застрявший где-то под ребрами. И кровь, гулко стучащая в висках. Глубокий вдох и… я закашлял, поперхнувшись сигаретным дымом, глотая воздух вперемешку с дождевыми каплями. А в следующую секунду осознал, что костлявая рука заботливо хлопает меня по спине. Это, показалось настолько нелепым и выходящим из ряда вон, что я вылупил на него глаза, окончательно перестав соображать, что делать. Его череп застыл в каких-то сантиметрах от моего лица. Внимательный и спокойный. Я откуда-то знал это. Просто и ясно. Никакой враждебности, или пресловутой жажды крови. Внимание, участие и забота. Он удовлетворенно кивает, будто подтверждая мои выводы, и отходит, хрустнув костями так, что этот звук перекрывает даже завывание ветра. Я вздрогнул от неожиданности и понял, что глубинный страх куда-то ушел. Сгинул, сменившись дрожью промокшего тела, и звоном в ушах от прозвучавшего совсем рядом грома.
-Успокоился? Может еще одну? – череп прищелкнул пальцами, извлекая, будто воздуха, очередную сигарету. Теперь я заметил, что предыдущая потухла, промокнув насквозь. И смог лишь неуверенно кивнуть, сплевывая промокший окурок. Подкуриваясь от огонька на костяных пальцах, я невольно взглянул на странного собеседника по-новому. А он, тоже успел закурить – настоящую сигару, выпуская облако дыма в сумрачные небеса.
-Я что, уже умер? – мне даже удалось заставить голос не дрожать
-Да нет, пока – Смерть поглядел в небо и замер, будто что-то подсчитывая – Но, скоро.
-И как?
-А как, ты хочешь? – И тут он будто подмигнул, а затем развел руками – Пафосно, конечно.
-А поподробнее?- я, было, обиженно насупился, и тут же спохватился - Ты говоришь так, будто я сам это выбрал.
-Удар молнии – сказал он неожиданно густым, гулким басом, да так реалистично изобразив громовой раскат, что я невольно вздрогнул – Именно так.
-То есть, все люди…выбирают сами?
-Не все – он сделал неопределенный жест кистью, будто в задумчивости, докуривая тлеющую сигару – Лучше скажи, к чему все это?
С мгновение я недоуменно хлопал глазами и не сразу понял, что он имеет ввиду старую тетрадь в непромокаемом чехле, все еще зажатую у меня в руке. 
-Ну, это… – я чуть смутился – Просто мысли.
-Мысли? – клянусь, если бы у него были брови, они бы сейчас разошлись в жесте удивления и легкого сарказма.
-Скорее, чувства – тут я окончательно сник.
-И какие?
-Разные… не самые лучшие.
-Бросай ломаться как девчонка. Тебе это не к лицу.
-Да какая тебе разница! – вспылил я.
-Мне? Да никакой, в общем. Просто любопытно. А тебе самому разве не интересно?
Интересны мне собственные желания, мотивы и мысли? Больше да, чем нет. Особенно сейчас, когда я нахожусь всего на волосок от смерти.
-Зависть.
-Зависть?
-Зависть – Я пожевал губами, подбирая нужные слова – Зависть и злость.
-А поподробнее? – он так удачно скопировал мой голос, что я тихо выругался от неожиданности. И тяжело вздохнул, собирая с мыслями
-Я… только сейчас понял, что завидую им. Ну всем этим «гуру». Учителям, сенсеям, мессиям. У них даже после смерти остается влияние, понимаешь? Их слова проносят через века, как золотую истину. Как что-то важное и нужное, а я…
-Ты просто боишься исчезнуть, и ничего, после себя, не оставить?
-Да… боюсь. 
-И думаешь, твоя тетрадка поможет избавиться от этого страха?
А вот теперь мне стало по-настоящему стыдно. Буквально прожгло до самого основания. Как наивно и глупо. Смерть улыбнулся мне, ошеломленному, так понимающе и тепло, что я невольно улыбаюсь в ответ. 
-Ну, раз ты все понял, время двигаться в путь.
-А это, не больно? – я окончательно сник, как маленький ребенок, с трудом сдерживая слезы.
-Больно – заверил он – Бесконечно больно и тоскливо жить, будучи инвалидом. Лишившись даже того, что могут делать все остальные. Завидуя им. Но теперь, ты справишься.
И, прежде чем я успел, хотя бы шевельнутся, он направил на меня костлявый палец:
-Удар молнии.



Максим Воробьев

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться