О ищущей смерти, и семи смертных грехах.

Размер шрифта: - +

Тигр в клетке, или о свободной смерти

    Он, частый гость в нашем мире. Настолько частый, что к нему привыкли уже все, воспринимая как что-то естественное и необратимое. Все там будем. Или, как вам, это современно-молодежное – мы все умрем? Правильно и естественно ли это, не столь важно, суть, в общем-то, все равно остается одна. И Он, то же один. Меняются города страны и эпохи, но Он всегда остается неизменным. Хотя, его часто пытаются рядить в женскую одежду, да и основное имя вроде не оставляет сомнений. Но Смерть именно он. С неизменной косой за спиной в распахнутом балахоне и ровной улыбкой на голом черепе. Неторопливый и задумчивый философ, бродяга, в чем-то даже романтик. Как это скучно глупо и пошло, не правда ли? 
На самом деле, Он всегда разный. Давно не пользуется оружием, сменил балахон на деловой костюм и обзавелся кучей вредных привычек. Остался лишь оголенный череп, да неизменная, призрачная улыбка – как напоминание о давно ушедших временах, когда его помнили, ждали, и даже почитали – по-своему конечно, без фанатизма. Он не любит оголтелых фанатиков и кровавые жертвы. И потому, их судьба, зачастую весьма не завидна. Он часто заходит в гости – просто так от скуки, или чтобы скрасить мое одиночество в этом лишенном радости месте. Как всегда внезапно, и не заметно, словно чуть щурясь, довольный произведенным эффектом, и непроизвольно сжавшемуся от страха сердцу. 
-Давно не виделись – закуривая толстую сигару, он почти мгновенно выпускает облачко дыма, и нисколько не стесняясь бедной обстановки пристраивается прямо на выщербленный пол, вытянув длинные, костлявые ноги.
-Давно – чуть киваю я, в привычном приветствии – Ты к нам по делу, или просто решил проведать старого друга?
-Скорее, по делу. Хотя все возможно, в это сумасшедшее время
-Снова играешь в загадки
-Конечно, иначе будет просто скучно
-Логично – я вздыхаю – Как давно ты не был в этом мире?
-Очень давно – новый выдох чуть синеватого дыма, и легкая грусть в чуть мерцающих, желтоватых огоньках глаз – Там время течет совсем иначе, ты же знаешь.
-И, ничего нельзя изменить?
-А зачем? Мы говорили об этом тысячи тысяч раз. Не будет меня, придет кто-то другой. Каждая проведенная мной душа может быть…иной. Это не так сложно
-И, не так просто. Большая ответственность. Большая сила. И большая куча проблем
-А когда это останавливало тех, кто на самом деле хочет большего?
Я задумался всего на мгновенье. И улыбнулся своим мыслям. Конечно, он был прав. Что может остановить душу стремящуюся объять необъятное? Каждое мгновение существования, стремящуюся только брать, брать и брать все больше и больше? Такую, остановит лишь клетка. Из бетона и стали. И собственной плоти и костей.
-А ты, всегда хотел свободы.
-Всю жизнь. Все время существования. Да. И даже сейчас я хочу лишь уйти вместе с тобой…
Он выдохнул последнюю струйку дыма и встал отряхиваясь. 
-Тогда пойдем
Я просто не поверил своим ушам, боясь защемивших сердце радости и волнения.
-Время пришло?
-Боюсь что так – он улыбнулся, произнося привычную за века фразу, и на меня дохнуло не здешним теплом. Настоящим, живым и добрым, теплом, не принадлежащим этому миру.
-Могу я попросить кое о чем напоследок? – дрожащим голосом спросил я.
-Думаю, я могу сделать исключение – Смерть взмахнул полой балахона, и на мгновение я оказался в центре звездной ночи. Заполненной лишь тихим мерцанием и биением миллиардов сердец.
    А потом я вдохнул полной грудью и заплакал от счастья. Пятнадцать долгих лет прошло. С тех самых пор как моя жаждущая власти над миром, воздухом и собственным телом плоть пыталась научиться летать. Пятнадцать лет в стальной клетки из бетона и арматуры – замызганной, больничной палате. Парализованный, не способный даже самостоятельно поесть, или сказать хоть слово. Я ведь даже с ним общался лишь мысленно. Пятнадцать лет в клетке из собственных костей. И вот, я снова стою на краю того самого каньона, что разбил все мои надежды и мечты, забрав то, чего я так алкал все время своего существования. Мое желание жить и творить свой мир. Я распахнул руки навстречу теплому ветру, ударившему в лицо. Все как тогда, когда хрупкий планер врезался в землю на огромной скорости. Только теперь у меня иные крылья и верный друг за спиной. Я улыбаюсь, а ветер стирает последние сбежавшие по небритым щекам слезы. Теперь я свободен.
    Смерть, молча закурил очередную сигару, задумчиво глядя на гуляющий по склонам каньона ветер. Еще одна душа ушла в иной, созданный ей мир. Самая алчная, непримиримая и полная такой яркой… жизни. Одна из немногих, что за века могла сменить его на вечном посту, как он когда-то сменил старуху в потертом балахоне. А через мгновение и он исчез. Лишь среди пожухлой травы медленно догорал короткий окурок.



Максим Воробьев

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться