О людях, сверхсилах и удаче. Том 1

Размер шрифта: - +

13

Иоко

Поднимаясь, пытался прикинуть, почему Тиба поступил именно так. Он мог бы унизить меня сильнее, утвердив мнение большинства, что я ничтожество и низкий человечишка, недостойный звания бойца, убийца детей и прочая. Однако после боя он наоборот – косвенно заставил людей задуматься, а так ли оно мне надо, имея уровень силы, способный потягаться с самим Кэтсуо, забивать до смерти слабого мальчишку? Как минимум, сей момент пробудит в сверхах зачатки мозгов, если они имеются, ну а безмозглые, само собой, продолжат вопить о моей «испорченности».

И второй момент: почему моя способность не сработала на Тиба? Слишком большая разница в рангах? Но в любом случае, какой-то эффект должен быть, однако я не ощутил ничего, будто мою абилку стерли. Скверное ощущение, за последнее время слишком привык полагаться на свой главный козырь. Но, с другой стороны, я, как ни крути, сумел противостоять Кэтсуо…сколько там было? – около трех минут! А он действительно сильнейший сверх Изнанки, пусть и немолод. Вот и думай теперь, к чему приведет меня эта дорога приключений через полгода такого развития.

Остановившись у кабинета хозяина поместья, я замер. Судя по всему, Кэтсуо не успел еще сюда добраться, решая мелкие организационные вопросы в саду. Что ж, подождем. А пока ждем, вот еще мысль, теперь насчет Нэтсуми: она опасна. Как и наша с ней горизонтальная связь. Не скажу, что мне это не польстило, но, памятуя о предостережении Судзуки и основываясь на личных ощущениях, все же буду держаться на расстоянии. Мне выгодно дружить с Фудзимото, но слишком частая половая связь приведет к другому уровню отношений, причем, с долей вероятности в восемьдесят процентов – не с моей стороны. Я видел по глазам Нэтсуми, что симпатичен ей как мужчина, а от симпатии до влюбленности недалеко, тем более для такой значимой политической фигуры, как Императрица. Постоянно в окружении толпы лебезящих мужчинок-аристо, готовых землю жрать по одному ее слову, но при этом втайне мечтающая о сильном парне, который возьмет на себя ее тяжкое бремя, или, как вариант, немножко разделит, приняв удары аристократии и прикрыв девушку широкой спиной.

Ну нафиг такую перспективу. Мне и в качестве главы клана проблем выше крыши: финансов мало, людей пока тоже, специалистов вообще днем с огнем не сыскать, а события развиваются так, что совсем скоро спокойных деньков не предвидится вовсе. Так что ну ее, эту императорскую власть, куда подальше. Лет так на десять. А там видно будет. Но при этом отказ должен прозвучать так, чтобы Нэтсуми не обиделась, а то девушки, знаете ли, существа такие: одного неверного звука порой достаточно, чтобы вызвать перманентную ненависть.

По лестнице раздались шаги и в коридоре показался Тиба. Он подошел ко мне, бросил короткий взгляд и отпер дверь, пропуская меня вперед.

Кабинет Кэтсуо ни капельки не впечатлил: обычный рабочий офис, оформленный с закосом под старину, везде темное дерево, мягкий диванчик, камин, книжные шкафы. Но, уютно, с этим не поспоришь.

- Присаживайся, - Тиба выглядел, к моему изумлению, очень добродушным и даже привычная надменность, похоже, куда-то сбежала из его взгляда. Он подошел к бару, достал бутылочку виски и два стакана. Плеснул понемногу в оба и вернулся к столу. Усевшись в кресло, предложил один стакан мне, другой задумчиво повертел в руке, словно собираясь с мыслями.

- Прекрасный виски, - заметил я, сделав глоток. Кэтсуо улыбнулся.

- Ты очень похож на нее, - произнес он, заставив меня вздрогнуть. – На Кианг.

- Возможно. Мне трудно судить об этом, я, как выяснилось, плохо ее знал, - слегка сумрачно выдавил из себя, затем снова глотнул, обжигая горло.

- Как и все мы, - рассмеялся Тиба, чем еще больше поверг меня в шок. Нет, он и до этого смеялся, но теперь смех казался более естественным, спокойным, с нотками грусти. – она была женщина-загадка, наша Кианг. И когда-то давно я любил ее. В те годы все мы были почти молоды, жизнь казалась более яркой, а будущее – туманным, но это и привлекало, заставляло бороться за себя и свои перспективы.

- Выходит, у бабули был роман на стороне? – удивился я. Кэтсуо хмыкнул.

- К тому времени Тэтсуо был уже немолод, он не обладал сверхсилой, как мы, и жизнь его оказалась коротка. Да и здоровье начало подводить моего друга, так что мы с Кианг сблизились сильнее, упорствующие в заботе о нем. Ну и само собой вышло, что нас обуяла страсть. Правда, вскоре Кианг стала реже посещать меня, позволила своей красоте подернуться пеленой старости, дабы не казаться сильно моложе мужа, и посвящала все свободное время ему. Я не был против, мы ведь оба его любили.

- Выходит, бабуля могла бы выглядеть так же молодо, как вы?

Кэтсуо насмешливо кивнул.

- Еще бы. Но не стала, ей это было ни к чему. А после навалилась забота о клане, когда Тэтсуо умер. Ну а последние годы Кианг посвятила тебе, как своей единственной надежде.

Я ощутил, как на глазах вдруг выступили слезы.

- Проклятый виски, - прошипел, вытирая влагу. Сердце раздирала боль, а разум слегка поплыл под действием алкоголя. Тиба мягко улыбнулся.

- Ничего. Она может быть спокойна, ведь ее внук действительно сильный мальчик.

- Да что ты понимаешь! – выпалил я. – Мы ведь никогда не обсуждали эту тему! Я ничего о ней не знал, и о клане тоже! Будто чужие были. А потом, когда во мне силы проснулись, я занимался чем угодно, но ни разу не навестил ее! Только когда умерла, пришел в ее дом. Это моя вина!

Слезы катились, злость пожирала изнутри, а виски, как назло, закончился в моем стакане. Пожар в груди нечем было затушить, потому он разгорался все сильнее, грозя сжечь меня дотла.

Кэтсуо это понял, поднялся, принес бутылку. Налил полный стакан и с силой впихнул мне в руку.

- Выпей, мальчик. Тебе станет легче.

Я залпом осушил стакан и действительно – огонь превратился в тлеющие угли, и мне больше не хотелось проклинать весь мир за то, в чем был виновен только я.



Александр Нагорный

Отредактировано: 07.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: