О пользе почтовых марок

Размер шрифта: - +

О пользе почтовых марок

Дамир коллекционировал марки с детства. Как в пять лет нашел пыльные кляссеры, таившие небрежно распиханные по карманчикам зубчатые прямоугольники с картинками, так и пропал. Дедово наследство – ворох гашеных и негашеных марок – очаровывало ветхостью бумаги, желтизной, тронувшей рисунок, запахом пересохшего клея.

Увлечение не разделяли ни родители, ни одноклассники. Ни люди, ни волки, ни лисы. Усидчивого, слишком тихого для волка-оборотня Дамира учителя ставили в пример: «Вот какой молодец! Отличник, пианист, филателист». Да, действительно, свойственную оборотням любовь к спорту Дамиру заменяла страсть к музыке. Он охотно посещал музыкальную школу, терзал слух родителей и соседей, разыгрывая гаммы, но успехов так и не достиг. Из него не вышло даже средненького пианиста, и коллекционер марок получился так себе: он спускал карманные и обеденные деньги на продававшиеся в магазине «Филателия» марки, не приобретая ничего ценного – только широко распространенные серии.

К выпускным экзаменам стало ясно, что нормального оборотня из Дамира не выйдет. Фортепиано сменили дополнительные уроки алгебры и геометрии. Дамира привлекали цифры, безупречная точность формул. Цифры и марки – он продолжал покупать серии, сосредоточившись на теме космонавтики. Отказывался от выездов на природу, крайне неохотно посещал «зону обращения» в лесопарке, и едва не упал в обморок, когда на уроке ВЛУ – выживания в лесных условиях – его заставили загнать зайца. Загрызть беспомощное животное Дамир не смог, но «красный аттестат» ему все-таки натянули. Зачем горожанину во втором поколении умение добывать дичь? Магазины кругом, некоторые даже круглосуточные.

После школы Дамир отнес документы в университет – вместе с соседкой Леной, человеческой девушкой. Тоже отличницей. Узнав, что Дамир выбрал экономический факультет, мама расплакалась. Весь вечер всхлипывала, хотя Дамир ей объяснил важность и красоту бухгалтерского учета и автоматизированной обработки информации. Отец, подполковник в отставке, речи о цифрах и компьютерах слушать не пожелал – хлопнул дверью, спустился в гараж и полировал машину до пяти утра.

Шли годы, совершенствовалась техника. Дамир закончил университет и устроился на работу в банк. Лена бросила учебу, вышла замуж за бывшего дворового хулигана Пашку, ныне – успешного маклера по продаже жилья, и родила очаровательного сына Петю. Дамир к Петру Павловичу проникся волчьей нежностью, носил ему сначала погремушки, потом – шоколадки и мармелад. Лена и Паша хором жалели, что не могут сделать Дамира крестным отцом – человеческая церковь была лояльна к оборотням, но не принимала в свое лоно.

Родители перебрались на дачу, в поселок «Лесная вольница». Наезжали в город редко, ругали Дамира за то, что он почти не обращается и не знакомится с волчицами. Разговоры о невестах, волчатах и свадьбе приводили Дамира в тихий ужас. Он бывал на бракосочетаниях оборотней – однокурсников и одноклассников – и старался избежать второго дня, когда друзья, родственники и молодые выезжают в сектор зоны обращения за городом. Там, в лесу, изобилующем дичью – об этом заботились егеря – начиналась охота на четырех лапах, поединки, хвастовство добычей. Дамир держался подальше от кровожадных волчиц. И в лесу, и в городе. Ловить перепелок для избранницы, набивая рот перьями? Увольте!

Перед очередным днем рождения – тридцатилетием – Дамир подвел итоги. Он сделал карьеру в банке – добрался до должности руководителя группы продаж и обслуживания клиентов. Купил автомобиль, сделал ремонт в родительской «двушке», начинил ее современной техникой. Казалось бы: живи да радуйся. И все-таки, чего-то не хватало. Недавно Дамир вспомнил о марках и обновил коллекцию, заказывая серии через интернет-магазины. Зубчатые прямоугольники пахли свежей краской и человеческими прикосновениями. Прежней радости коллекционирование не принесло. И попытки поиграть на фортепиано тоже не успокоили мятущуюся душу. Да еще и Пашка начал чем-то тяжелым по батарее стучать.

Юбилей отметили в ресторане. Дамир расстарался, снял банкетный зал, оплатил дорогое шампанское. На празднике его и огорошили. Ленка погладила живот, сообщила, что у Петра Павловича скоро появится братик или сестричка, и по этому поводу они переезжают в новую квартиру.

– Сейчас там ремонт делают, меняют трубы и сантехнику. Гараж, двор большой, магазин рядом. И от твоей работы недалеко. Будешь к нам забегать по дороге домой.

Дамир растерянно молчал. Он привык, что спокойная и улыбчивая Ленка живет за стеной: выйди на лестничную площадку, позвони в дверь хоть рано утром, хоть поздно вечером, и тебе дадут заварку, соль или луковицу – что твоя волчья душа пожелает. Могут, конечно, и обругать, если Петю разбудил, но тут же смилостивятся.

Вопрос: «А как же я?» Дамир проглотил. На следующий день пошел домой пешком. Не ради променада, решил оценить, куда будут переселять его почти-крестника. И, конечно же, наткнулся на Пашу – тот из гаража хлам вытаскивал. Старье всякое, которое от прежних жильцов осталось. Дамир предложил помощь, но Пашка оглядел его дорогой костюм и замшевые туфли, отказался:

– Перепачкаешься. Сам справлюсь.

Дамир пожал плечами – вольному воля – и сделал шаг, рассматривая хлам. Допотопная швейная машинка, трехлитровые баллоны, пластиковые ящики из-под овощей, в которых стопками лежали грязные растрепанные книги. В груди кольнуло, потянуло: «Подойди!» Дамир вошел в гараж, провел ладонью по корешкам, безошибочно вытащил кляссер в дерматиновом переплете.

– Можно?

Знакомый запах пересохшего клея, истрепанные зубцы на загнутом уголке.

– Марки? Забирай! – усмехнулся Пашка. – Если еще найду, отдам. Я же знаю, что ты филателист.



Наталья Плехт

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться