О семье Люпинов

Рассказ 3. Побег Ремуса. А Тонкс тоже боялась...

Побег Ремуса. А Тонкс тоже боялась…

-Дора, - Ремусу было тяжело найти нужные слова, а ещё тяжелее было сказать это вслух, -…тебе лучше поехать к матери, не подвергать себя опасности.

Он поднял глаза, но перед ним была не его жена, а собственное отражение в зеркале шкафа. Его собственное, обезображенное шрамами, лицо с напуганными глазами. Да, именно напуганными. Сейчас он это признал. Он не сможет сказать этого в лицо своей метаморфине. Ремус поднял голову и вдохнул воздуха в грудь, отправляя горькую усмешку куда-то в потолок. До этого момента он боялся только полнолуния, а сейчас список его страхов в разы расширился. Он боялся слёз Доры, её криков и обвинений в его сторону, боялся ребёнка, что растёт сейчас в его жене.

Он не был к этому готов. Нет, он знал, что бывает между женщиной и мужчиной, знал, что в этом нет ничего такого, раз это произошло уже в браке. Но только не с ним…не только близость с ним была ошибкой, их свадьба, их отношения. Нельзя было поддаваться тогда на слёзы Доры, на свои чувства к ней. Вот к чему это привело: к ребёнку. И этот ребёнок уже с пелёнок может познать всю несправедливость общества уже за то, что его отец оборотень. А если и малыш унаследует это? Если это передаётся по наследству?

Люпин схватился руками за голову и стукнулся лбом о зеркало. Как же он мог допустить такое? Он ещё раз приложился лбом о зеркало. И после второго удара он вспомнил о другом: об их счастье. Он был готов прыгать до потолка, когда Дора согласилась стать его женой. Он чувствовал себя способным на что угодно, когда видел её улыбку, обнимал её. И сейчас ему нужно это совершить. Ему нужно уйти, чтобы обезопасить их. Дору и их ребёнка.

«Да, точно. Я обезопашу их, выведу из-под удара. Им будет лучше без меня», -подумал Ремус и выдохнул уже спокойнее. В этом свете его поступок выглядел не таким ужасным. Да, всё именно так. Он делает это ради них, ради их безопасности. Ему не в первый раз приносить себя в жертву.

Но он всё равно боялся этого разговора.

 

Тонкс, как истинный аврор, решила даже во время беременности помогать Ордену. Хотя участвовать в патруле, поисках единомышленников или выслеживанию единомышленников Тёмного Лорда. Так что Тонкс занималась разведкой…в аврорском отделе. Да, это было не очень легко, учитывая нынешнюю политику Министерства. Метаморфине казалось, что раньше было невыносимо сидеть в отделе и заниматься бюрократией, а, оказалось, сейчас ещё хуже. Каждый день она возвращалась домой, будто бы выжатый лимон, и там только Ремусу удавалось приободрить её.

Дора шла домой окольными путями, чтобы запутать возможных преследователей. Всё же у неё не та репутация, когда можно ходить по улицам и не бояться слежки или ареста. Дочь предательницы крови, жена оборотня…а ещё же не знают, что она и ребёнка носит под сердцем. Свернув в один из переулков, Тонкс задержалась там, скрывшись в тёмном углу. Выдохнув, она прислонилась спиной к стене, решив постоять тут несколько минут.

Это стало испытанием и для неё. Выходя замуж за Ремуса, Тонкс понимала, что это может случиться рано или подзно, но она никогда не задумывалась о том, передастся ли малышу «пушистая проблема» её мужа. Нет, она будет любить их малыша, но сейчас воображение рисовало ей совсем другие картины. За эти девять месяцев будет девять полнолуний. Что будет на поздних месяцах, если малыш всё же будет оборотнем? Воображение метаморфини рисовало разные варианты, но большинство внушали страх. Вот только об этом не расскажешь Ремусу…

-Ну, кроха, как думаешь, папа уже приготовил нам ужин?, -прошептала тихонечко Тонкс, улыбнувшись. Конечно, кроха ей не ответил и не ответит ещё месяцев восемь точно. Выдохнув, Дора вышла и оставшееся расстояние до дома прошла пешком. Пользоваться трансгрессией было не безопасно.

 

-Муниии, твоя любимая вернулааась, -почти пропела Тонкс, зайдя в квартиру. Наложив на входную дверь защитные чары, девушка удивилась тому, что не услышала ответа. Да не то, что ответа…её вообще никто не вышел встретить. И в квартире темно. Спит?

«С его чутким сном проснулся бы уже», -подумала метаморфиня и, не разуваясь, прошла в гостиную. Держа палочку на готовле, она заглянулся на кухню, в ванную и спальню. Пусто. Никого нет.

«В магазин вышел? Или по делам Ордена?», -начала предполагать Дора и пошла на кухню. Включив свет, она увидела на столе тарелки, накрытые крышками. Её ужин. А ещё лист бумаги. Тонкс сразу же взяла лист, на котором было написано всего несколько строк:

 

«Тонкс, знаю, ты посчитаешь меня никчёмным трусом, но так будет лучше для тебя и ребёнка. Прошу, не задерживайся в Лондоне и отправляйся к своим родителям. Неизвестно, когда о твоём положении станет известно в Министерстве.

Ремус.»

 

Не сразу поверив, девушка прочитала записку несколько раз подряд. И тут же она ломанулась к окну, ударившись ногой о табуретку. Обругав тихо всю мебель, которая вечно стоит у неё на пути, она оглядывала улицу. Доре понадобилось совсем немного времени, чтобы усмехнуться и оставить эту затею. Конечно, он ушёл не только что и, наверняка, воспользовался трансгрессией. Развернувшись спиной к окну, она обвела взглядом кухню. Ремус тут готовил, читал газету каждое утро..Под то радио, стоящее на холодильнике, они могли потанцевать.

-Редукто!, -взмахнув палочкой, Тонкс разнесла в щепки стол и всю посуду с едой, что на нём были. Сжимая палочку в руке, она ощущала, как по щекам катятся слёзы. Так будет лучше для неё…Тонкс усмехнулась сквозь слёзы. Опять эта отговорка. Та же самая. Зачем он ей старый, бедный и опасный…Выясняли же уже! Говорили же! И клятвы друг другу давали! Клятвы любви и верности! А её муж просто взял и ушёл, оставил её и их малыша.



Ariya

Отредактировано: 30.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться