О сказанном и забытом

Font size: - +

Городское любовное

Мы ждем, когда остынет чай,
Не глядя даже друг на друга.
Молчи. Меня не замечай.
Кури, читай, броди по кругу.

Что говорить, что обещать,
Какой уверовать примете:
Я жду, когда остынет чай -
Чего еще мне ждать на свете?

Ты рвешь связующую нить, 
Чтоб нам обоим легче было.
Я не умею не любить,
Но и любить уже не в силах.

Но нет последнего "прощай" -
В единодушии примерном
Мы ждем, когда остынет чай.
И это главное, наверно.

***

Тишина и покой. В моем мире нет новых событий.
Дождь пытается слизывать свет с раскаленных домов.
Календарь обозначил полгода с момента отбытья
В никуда, ни к кому. Ну и хватит, наверное, слов.

А недавно кругом все горело, клубилось, пылало,
Только чувства иссякли и высох рубиновый яд.
За работой сижу, составляю отчеты устало,
Хмурюсь очень уместно и не хохочу невпопад.

Ну а белый корабль покидает небесную гавань
И увозит других в никуда, низачем, ни к кому,
Чтоб растаял вопрос, самый главный и самый бесправный:
Раз любили меня, почему не спасли? Почему?

*** 

Наверное осенью ляжет иначе свет, 
Становится даль прозрачней и акварельней. 
В театрике дней давно завершен сюжет, 
Родившийся под дождем в голубом апреле. 

Наверное осень - когда по-другому шаг 
Скользит по траве почти без легкости мая, 
И нить, которой крепится к телу душа -  
Всего-то паучья пряжа полуседая. 

Наверное осенью снова замкнется круг, 
Разорванный небом где-то на пике лета, 
И я буду ждать, когда возвратится друг, 
Но только уже никак не скажу об этом. 

*** 

Мы были вместе. Стекла витражей
Дробили утро там, где вечер стынет.
Дышало небо ласковою синью
И не кричало сердце на ноже.

Мы были вместе – крохи миражей,
Рассыпанные по рубцам пустыни.
Увы! где совесть, разум и гордыня,
Где знак, что нам не встретиться уже?

Застыло время. Пылью на паркет
Легли часы. Плескался в окнах свет,
А зеркала ловили наши лица.

И, вглядываясь в кружево времен,
Я думала: какой хороший сон,
И знала: наяву ему не сбыться.

*** 

Расчерчены мечты и страх, сгорают дни в ночных кострах,
А осень китчево пестра в своем уборе.
Поговори со мной, сестра, моя печаль тонка, остра,
Плывет, коварна и быстра, в сентябрьском море.

Здесь раньше чувствуешь весну, здесь больше ценишь тишину
И хочешь давний долг вернуть заимодавцу.
А тьма нас ловит на блесну, на нитке вывесив луну,
И мы опять идем ко дну, устав сражаться.

Струятся листья в никуда, сверкает ранняя звезда.
Чего ты ждешь, моя беда, чего ты хочешь?
Рви календарь, гони года, и все купи, и всех продай,
И нет опять сменив на да, иди пророчить.

Твои проулки скажут мне: вернувшийся блажен вдвойне.
Не гаснет свет в его окне, там ждут и верят,
Что в паутину серых дней вплетется кружево огней
И правда вырастет в цене, закрыв потери.

*** 

В сиянии кружится бальный зал.
Захваченная пестрою толпою, 
Я жду письма, что ты не написал,
Я жду цветов, не сорванных тобою.

А тренер отбивает ритм мечты
И вновь слеза от напряженья брызжет.
Но не в долине Дагестана ты,
Не со свинцом в груди - гораздо ближе.

И все-таки Алиса ждет чудес
И венским вальсом занята привычно.
И расставанья маленькая С
Пусть рядом, но не ранит, как обычно.



Лариса Петровичева

#2140 at Other
#283 at Curiosities

Text includes: стихи, стихи о любви

Edited: 01.05.2017

Add to Library


Complain