О Тёмном, Капюшоне и Брен 1.2

Размер шрифта: - +

_

*****

 

Это не самая лучшая гостиница. Определённо.

Ещё на подъезде к ней Даниар невесело роняет:

— Здесь пахнет смертью.

Мы с Лайной пропускаем его слова мимо ушей, нам не до этого. Несколько часов назад в областном городке у нас снова появились лошади.

Местный лорд из младшей знати, у которого мы остановились на два дня, и который был несказанно рад посещением императора, императрицы и их свиты его скромного, небольшого, в семь этажей, три подъездных моста и два внутренних сада, замка, любезно предоставил нам самых лучших своих ездовых животных. Молодых, почти необъезженных.

Лорду Капюшону досталась бело-рыжая кобыла, по резвости уступающая только императорскому Иражу. Хотя Жак до сих пор очень переживает из-за потери коня. Для него увидеть смерть любимца, точнее пару косточек, что от него осталось, было сильным ударом. С каждым днём маг всё мрачнеет и мрачнеет. Кажется, он на всю жизнь возненавидел волков.

Даниару Зоту перепал серый жеребец с молочной гривой и чёрным хвостом. Серая кобылка Лайны внезапно понесла во время нашего путешествия. И лорды, помимо смешков и шуток на эту тему, также гадают, от кого. Пришлось продать лошадку на ферму коневодов. Поэтому мы с подругой стали счастливыми обладательницами двух гнедых коней-близнецов. Тот, что побуйнее — Бравый, приглянулся моей сестре по кровной клятве, а я взяла более спокойного Рыжа.

И сейчас мы стараемся управиться с нашими ездовыми скакунами. Точнее Лайна пытается присмирить недовольно гарцующего Бравого, а я спешу отъехать от них подальше, на безопасное расстояние.

 

Но вернёмся к гостинице. Лошади успокаиваются, стоит им навалить в конюшне пару десятков пучков соломы. Скрипучие и истёртые донельзя ступеньки на крыльце провожают наши шаги жалобным деревянным стоном. Добротная дверь, обитая блестящими гвоздями по кромке, на удивление, не скрепит. Главная зала, по совместительству обеденная, просторна и неуютна. Гам над столами не затихает, даже когда мы всей дружной компанией заваливаемся в помещение. С кухни несёт жаром, паром и чем-то нехорошо пахнущим.

Хозяин трактира, мельком глянув в нашу сторону (оценил, что мы обычные путешественники), не торопится нас принимать. Впервые жалею, что император решил ехать инкогнито, без гвардии, кареты и одежды с гербами — вся эта пафосность сейчас бы пригодилась, не хочется стоять в очереди, сумки из рук от усталости валятся. Держателя гостиницы занимают более богатые на вид клиенты. После нас как раз заходит тучный краснощёкий дяденька в сопровождении двух охранников и одной миловидной девушки.

— Две отдельные комнаты для меня и дочери, — велит краснощёкий, щедро высыпая в протянутую ладонь хозяина горстку монет, — место в общей зале для них, — кивок на двоих вооружённых сопровождающих, — ужин на четверых, овёс для лошадей.

— Что желаете к ужину? — улицезрев, сколько теперь серебра блестит в руке, протягивает владелец тоненьким противным голосом. Меня аж внутренне передёргивает от этой слащавой улыбки на морщинистом лице.

— А что есть? — басит богатый, теперь уже, постоялец.

— «Три жёлудя» славится дикими жареными кабанами с кислой петрушкой под молочным соусом…

— Да, слыхали… — усаживаясь за самый большой стол у окна, кряхтит мужчина, расправляет полы шубы. — Давай, тащи сюда свою петрушку в соусе.

Богач заходится заливистым смехом, хозяин улыбается, низко кланяясь, пятится в сторону кухни, император нетерпеливо пробегается подушечками пальцев по дубовой исцарапанной столешнице, стряхивает капюшон с головы. Сигнал. Другие лорды тоже тянутся к своим капюшонам.

Несколько секунд вид держателя постоялого двора ещё слащавый, пока его мысли заняты заказом тучного господина, но вот, он переводит невзначай взгляд на нас, ожидающих у приёмной стойки. Узкие тёмно-зелёные глаза расширяются, два удара сердца, и владелец чуть ли не падает на оба колена, склоняясь в трепете и страхе:

— Ваши Высокоблагородия, это честь, что вы посетили мою скромную гостиницу. Не часто в наши края заезжают сами тёмные лорды…

В трактире мгновенно режет уши тишина. Все взоры теперь обращены на нашу умаявшуюся с дороги компанию. Тёмный Властелин, вновь скрывший лицо под капюшоном, сейчас не слишком выделяется на фоне своих близких подданных. Жак Натан стоит справа от Нолана в длинном до пола зелёном балахоне мага. Советник хмуро уставился в потолок и никого не замечает. Даниар Зот как всегда с нацепленной скептической улыбкой на лице. Лайна горящими глазами с интересом разглядывает постояльцев, я в изнеможении опираюсь на плечо подруги и зеваю каждые три секунды. Гелеон, облачённый в ярко-красный плащ, блистает беззаботной ослепительной улыбкой.

Гвардеец кивает в знак приветствия и, скалясь, выговаривает:

— По комнате нам четверым, и одну нашим спутницам. Ужин. И побыстрее, мы устали.

И не говоря больше ни слова, кареглазый лорд проходит к дальнему столу, садится. Мы все в молчании следуем за ним. Хозяин суетится, разбрасывается приказами и торопит слуг устроить для нас всё наилучшим образом.



Eva Writer

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться