О Тёмном, Капюшоне и Брен 1.2

Размер шрифта: - +

Я

~ ღ ~ ღ ~ ღ ~

Сказки… бывают разные. Они почти всегда заставляют меня улыбаться. В них можно летать по небу, не имея крыльев, и исполнить любое желание. В сказках осуществляются мечты. В них много таинственного, необычного, порой странного и иногда нелогичного.

Но что мне особенно нравится в сказках — они всегда заканчиваются хорошо. Или почти всегда…

Есть волшебные истории с не очень счастливыми концами. И это меня пугает.

 

Я всегда любила сказки. Они мерещились мне чем-то таким чудесным и лёгким, облаком света и волшебства, парящим над жизненными неурядицами. Мне казалось, герои сказок получали исполнения заветных мечт по мановению волшебной палочки, просто так, без прикладывания каких-либо усилий.

В детстве, да и не только, я верила в сказочные чудеса. Помню, как сидела ночи перед экзаменами с горой невыученного материала, который только предстояло ещё осилить, а начинать всё это учить никак не хотелось, не могла себя заставить. Я сидела на кровати, заваленная учебниками и мыслями о грядущих неприятностях, если не сдам сессию, и мечтала о чуде. Что вот, волшебство нагрянет и на мою улицу, магия превратит моё жалкое существование в сказку, и не придётся сдавать экзамен и пытаться заставить себя подготовиться к нему.

Чем старше я становилась, тем сильнее росло это желание чуда в душе.

А потом я поняла. Никто ничего не получает просто так. Золушка пахала, как проклятая, каждый день, пока крёстная фея не подарила ей ночь на балу.

Конечно, можно было так не напрягаться на кухне и по хозяйству, может быть, фея ей бы всё равно явилась, будь Золушка ленивицей и лежебокой. Только вот вдруг сиротка, обретя лодырнические привычки, спелась бы со своими сводными сёстрами, мачеха бы её полюбила, или она бы вообще раздобрела, как хлеб на быстрых дрожжах. Хотя вряд ли. Но вдруг? И Золушка поехала бы вместе со своей семьёй на бал в зауряднейшем платье, не встретилась бы нос к носу с принцем, и всё бы сложилось по-другому.

Следом зацветает мысль о Русалочке. Я помню эту волшебную историю по диснеевским мультикам, но даже в них дочери морского царя приходилось тяжело. Чтобы исполнить мечту — обрести ноги, девушка отправилась к мерзкой Урсуле, преодолевая страхи, заставляя себя плыть дальше и дальше, вперёд к дому злой колдуньи.

А в оригинальной версии Андерсена конец ещё и безрадостный получился.

В моей любимой сказке о Красавице и Чудовище тоже всё непросто. Бель поехала в замок к монстру, чтобы жить там с ним. Из-за любви к отцу или из чувства собственного долга, но она должна была это сделать. Должна была перебороть саму себя, чтобы потом обрести долгожданное счастье.

Да даже в «Сказке о рыбаке и рыбке»! Рыбак, бедный, хоть ничего не получил в конце концов и остался со старухой у разбитого корыта, но этот старичок каждый раз заставлял себя пускать невод в море, вставать ни свет ни заря, плестись в промозглую погоду к унылому берегу и… батрачить.

Как вы понимаете, подготовка к экзаменам у меня была занимательная и отвлекательная. Я была готова часами напролёт размышлять над смыслом жизни мухи на окне или продумывать свою собственную философию или религию, лишь бы делом не маяться.

И вообще, когда моя философия дофилософилась и идеология жизни дозрела, я осознала, что сказка случается только с положительными героями (вот вы где-нибудь встречали злодея с фей-крёстной или волшебными орешками?). Вот только… быть хорошим человеком — уже непосильный труд. Быть бескорыстным, честным, сострадательным, упорным, неотчаявшимся — всё это требует немало усилий.

Всякая награда требует усилий. Нет покоя в этом мире от забот, житейских начинаний, страданий… Ой, что-то снова не в ту степь потянуло…

И мне больше не захотелось попадать в сказку. Мне больше вообще ничего не хотелось. Я выросла.

И осознала, что с возрастом мечтать становится тяжелее.

~ ღ ~ ღ ~ ღ ~

Решаем палатки не ставить. День на удивление обещает быть тёплым, на улице приятно находиться, да и лень так и растекается по венам.

Это была долгая ночь. Сегодня мы перешли с одной стороны горной цепи на другую по очень извилистой и едва заметной тропинке, и когда забрели в лес и наткнулись на небольшую полянку — посчитали сухое тихое местечко подарком небес. Расседлав лошадей и отправив их пастись, мы кое-как разожгли костёр и наварили гречневую кашу.

Последнюю я как раз доедаю. Уже доела. Откидываю миску к грязной посуде, которую ожидает мойка магией Даниара. От усталости предметы валятся из рук, даже сил на печеньки не остаётся, меня не хватит на пережёвывание трёх песочных пироженок, что в дорогу положили нам заботливые Коги.

Сажусь на спальник, придвигаюсь ближе к огню.

— Ваше Высочество, будете?

Тяжело поднимаю голову на советника, тот держит кружку с заваренными в кипятке бодрящими травами. Киваю. Осторожно забираю предложенное, отпиваю, морщась от кислинки, походу первый маг империи добавил в отвар костяники. После горячего напитка по крови бежит лёгкость, да и смертельно спать уже не хочется.

М-да, теперь я точно не скоро смогу заснуть, вздыхаю. Украдкой бросаю взгляд на лордов и Лайну. Император в одной рубашке и тонких штанах, полуразвалившись на пледе, молча наблюдает за пламенем, холод его не смущает, Жак Натан сидит с закрытыми глазами, скрестив ноги, прислушивается к звукам просыпающегося леса. Подруга играется с кинжалами, подаренными ей Гелеоном, рисует ими закорючки на земле. Глава императорской гвардии обтачивает сухую веточку для самодельной стрелы, его острый охотничий ножик сверкает отблесками оранжевого огня. Даниар Зот заинтересованно разглядывает свои ногти.



Eva Writer

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться