О Тёмном, Капюшоне и Брен 1.2

Размер шрифта: - +

Д

Сознание в тумане, мысли в смятении, сквозь слёзы еле дотаскиваю Повелителя до выхода из пещеры. Приходится возвращаться за светящейся сосулькой, ибо в туннеле вообще кромешная тьма.

И вот в самом проходе меня поджидает ещё одно неприятное обстоятельство. Где-то на середине пути оказывается развилка. Причём обе дорожки уводят влево. А я ведь ещё приметила, когда шла сюда с императором, что мы поворачивали как раз влево. Вот только в какой из этих коридоров?

После минутного лихорадочного соображения решаю посчитать шаги. В первом туннеле прохожу пятьдесят шагов, держась за стеночку. Останавливалось. Конца и края не видать. Не тот путь. Иду назад.

Второй коридор приводит к выходу. Ура! От радости даже открывается второе дыхание, спешу перенести Нолана. Потом лестница, стараюсь, как могу, чтобы императора не сильно задевало обо все стены и углы пещеры, но всё же мужу изрядно достаётся.

А потом люк, который ещё нужно открыть. Сосулька в руках уже почти истаяла, света не хватает. Я трясущимися пальцами вожу по росписям, пока куда-то случайно не нажимаю.

Тяжёлый камень со скрежетом отодвигается, и в глаза ударяет яркий ночной свет. Облегчённо выдыхаю, но радостный возглас в душе моей быстро сменяется стоном разочарования. На улице вовсю идёт снег. Снежные хлопья падают сплошной стеной.

И, да, снегопад идёт уже не один час.

Когда я всё-таки добираюсь до места, где мы оставили лошадей, меня ждёт ещё один очень нехороший сюрприз.

Верёвка, которой мы привязали Винограда, перегрызена. Самого коня поблизости не видно. Снег почти замёл все следы, но огромные лапы кого-то… какого-то зверя различить ещё можно.

Но добивают мою бедную психику не следы, и даже не клочки шоколадной гривы Винограда, разбросанные вокруг ели, а крупные капли крови, дорожкой скрывающиеся в лесу.

Меня мутит.

Кажется, сейчас я тоже потеряю сознание…

Так, стоп, Брен, соберись!

Из последних сил держусь на ногах, бережно опускаю Нолана на землю, прислоняю его голову к стволу дерева.

Нужно успокоиться…

Это уже совсем не смешно. В моей жизни мало было таких вот внеплановых обстоятельств, я совсем не знаю, как себя вести, что делать. Паника маячит в отдалении, ожидая любого повода прорваться сквозь стену самоконтроля, наброситься и поглотить.

Кажется, если я сейчас не придумаю, как помочь императору, истерика меня накроет, и нас уже никто и ничто не спасёт.

Сердце бешено бьётся, дыхания не хватает. Сглатываю вязкую от страха слюну, опускаюсь на снег рядом с Акено Даи.

— Нолан, что мне делать?

Повелитель молчит, спит, своим спокойным выражением лица насмехается безмолвно над моей беспомощностью. Снежные хлопья оседают на его ресницах, щеках, чёлке, смахиваю их, сдерживая слёзы. Дрожащими пальцами стираю запёкшуюся кровь на виске супруга.

Тихое ржание Града возвращает меня к реальности. Серый конь с чёрными яблоками нервно перетаптывается, мотает головой, силясь разорвать верёвку и ускакать прочь.

Опускаю взгляд на примятый снег вокруг и кровь, следы, что по виду волчьи или собачьи. Почему тогда верёвка перегрызена? Кто это сделал? Не сподручнее бы волку было обедать, пока добыча привязана? Так… давай не будем дальше задаваться этими вопросами. Нужно побыстрее убираться отсюда.

— По крайней мере, волки местные уже сытые, да Град?

Усмехаюсь, сама себе удивляясь, как могу ещё шутить в такой ситуации.

Встаю и подхожу к мерину. Обычно в седельные сумки кладут плед, чтобы всадник не замёрз. Хорошо, что Нолан решил оставить их, когда мальчик-конюх привязал их к седлу. О, что это? Кроме пледа и пары яблок в одной из сум оказывается длинная верёвка. Верёвка! Ура!

Только бы придумать ещё, что с ней делать (отставить шуточки про «благополучно выйти из патовой ситуации можно только в петлю»). Так, императора в седло я точно не подниму, слишком тяжёлый, опускать коней на колени тоже не умею. Придётся соорудить возку. Найти бы теперь подходящую еловую лапу…

В лесу почти сразу натыкаюсь на упавшую ель. С горем пополам отламываю пару веток. Уже на обратном пути встречаюсь взглядом с непонятно как разломанной у основания ёлочкой. Такое ощущение, что её кто-то погрыз или пару раз из стороны в сторону попинал (очень сильный кто-то попинал). Щепки торчат из земли, а само бы деревце давно бы уже купалось в снегу, если бы не скосилось на другую ель. Бросаю собранные лапы, ногами доламываю ствол ёлки и тащу её к рощице.

На ёлочке расстилаю плед, обматываю конец верёвкой, потом привязываю последнюю к седлу Града. Осматриваю свою работу. Более-менее нормально. Надеюсь, держаться будет.

Перетаскиваю Нолана на лежанку, закутываю на манер бабушки его голову в свой платок, снимаю с себя плащ и накрываю им Повелителя. Ему нужней.

Беру за уздечку Града и веду в лес. Снег почти замёл наши следы, но примерную сторону, откуда мы пришли, я помню. Надеюсь, мы выберемся.

 

Минута тает за минутой, тишина и величественное безмолвие леса теперь не завораживают, о нет, они до жути, до дрожи в поджилках пугают. Мы тупо с Градом прёмся вперёд, попутно останавливаясь — я проверяю, как там император, не потеряла ли я его по дороге.



Eva Writer

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться