Оазисы

Размер шрифта: - +

Глава четвертая РЫЦАРЬ ДЕБРЕЙ

По единогласному решению Пилигримов и невест караван заночевал в неглубокой лощине в пяти километрах к северо-востоку от сожженного Оазиса. Никого не привлекала идея разбивать лагерь ближе. Из лощины Хоу-Вердена видно не было, но по небу всё ещё ползли черные клубы дыма. Ужин прошел в тягостном молчании, и лишь когда ночная тьма накрыла лагерь звездным куполом, Алана прорвало.

– Их надо покарать! – заявил он, дождавшись, когда невесты уйдут в шатер.

– Кого? – спросил Эмиль.

Он сидел вдали от костра, отсветы пламени играли на его одежде и позолоченной гарде, лицо же скрывалось во тьме.

Алана покоробил вопрос. Что значит – кого? Как будто неясно, о ком речь!

– Этих… Рыцарей!

– А ты знаешь, кто это, Алан? Или знаешь, где они?

– Нет… Но их можно поискать!

– В Дебрях? – Эмиль покачал головой и издал короткий смешок.

Наступило молчание. Тэн выстругивал что-то из ветки кривым ножом, Димитрий кряхтел, поудобнее устраиваясь возле огня, Матиас лежал на спине, вперив взгляд в небо.

Алан засопел. Разумеется, он понимает, что искать неведомых Рыцарей в безграничных Дебрях – дело сложное… Если не сказать, невозможное… Но попытаться-то хотя бы можно? Нельзя оставлять чудовищное злодейство просто так! И почему Эмиль так равнодушен?

– Нужно подумать, – сказал Алан твердо. – И попробовать… Они убили тысячи людей, значит, могут убивать еще…

– В том-то и дело, мальчик, – влез в разговор Димитрий. – Они могут убивать. Поэтому я сегодня вряд ли засну спокойно. Зная, что в Дебрях есть не только Твари, но и монстры похлеще!

– И у них есть оружие, – добавил Матиас, не меняя позы. – Как минимум взрывчатка. Ведь как-то они разворотили Черную границу! Что мы можем им противопоставить? Лук и стрелы? Шпаги?

Пока Алан, весь пылая, думал, чем ответить на эти аргументы, Эмиль произнес:

– Самое плохое в этой ситуации то, что Рыцари – это Пилигримы. Они пришли в Хоу-Верден по Дебрям. Они не боятся Тварей. Тот мальчишка говорил, что у них нет лиц… Я еще тогда подумал, что на них, должно быть, маски… Они могут прийти к нам как друзья, и мы не заподозрим в них Рыцарей…

– Да черта с два они подойдут к нам как друзья! – зарычал Димитрий. – Я воткну свой клинок в каждого, кто появится в ночи!

– Если это тот самый клинок, – ухмыльнулся Матиас, – что ты обнажаешь в борделях, то на месте Рыцарей я бы обошел это место за сотню километров!

Димитрий загоготал, а Тэн сказал:

– Эмиль, надо дежурить по два! Никого не пускать!

– Хм, – проговорил Матиас. – А если они враждебны только к Оседлым? Или у них счеты конкретно с Хоу-Верденом? Если они не станут на нас нападать? Мы так и будем шарахаться от каждого Пилигрима? Что-то мне такая перспектива не по нутру.

– Они сожгли целый Оазис! – рявкнул Алан с испугавшими его самого интонациями. – Они безумцы! Ты смог бы преломить хлеб с ними?

Матиас сел. Красные всполохи костра высветили эбеновое лицо.

– Ты прав. Кем бы они ни были, они – сумасшедшие, и дружить с ними не стоит. К тому же с нами невесты. Они-то Оседлые.

Эмиль поднялся на ноги и велел:

– Дежурим по двое. Оружие держим под рукой. Будьте готовы ко всему. Сначала будем дежурить я и Тэн. Потом Димитрий и Матиас. Потом Алан и я. Мне в любом случае плохо спится под утро… Старость…

Алан, Матиас и Димитрий поплелись в шатер. Алан был недоволен результатами разговора, но спорить больше не тянуло. Слишком многое им пришлось пережить сегодня.

– На старость жаловаться стал, – пробормотал Димитрий, заворачиваясь в спальный мешок. – Мне бы такую энергию в его возрасте…

– Дело не в этом, Димитрий, – мягко сказал Матиас. – Просто наш лидер тоже растерян…

 

 

Алан думал, что не заснет, однако горный воздух и молодой организм вкупе с усталостью взяли своё. Он провалился в сон, не донеся головы до седла, которое Пилигримы использовали в качестве подушки.

В следующее мгновение, как ему показалось, кто-то потряс его за плечо. В темноте шатра разглядеть что-либо было сложно.

– Это я, – раздался голос Эмиля. – Третья смена подошла.

Отчаянно зевая, Алан выбрался из шатра. Холод набросился на него, изгоняя остатки сна. Алан закутался в плащ.

Светили звезды, горный хребет на юго-востоке уже отчетливо выделялся на фоне посветлевшего неба.

– Принеси-ка хворост, Алан. Эти двое весельчаков сожги весь запас, а новый принести не удосужились. Погреемся немного перед восходом. Только не отходи далеко.



Runny

Отредактировано: 18.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться