Оберег для невидимки

Размер шрифта: - +

Глава 13

 

― Не бывает сказок, где нет старого доброго злодея.

                                                             (т/с  «Шерлок»)

 

 

Сквозь кружевные цветочки вуали ни черта не было видно! В раздражении сдернула ее с головы. Ночь, темень, а тут еще эта помеха зрению. Натянула глубже капюшон и поспешила догнать спасительницу, поманившую меня за собой к лошадям.

– Я надеялась, что мы на одной поедем, – пробормотала, с сомнением оглядывая животное, на которое мне указали. – Если честно, я совсем не... – Слово «джигит» чуть было не сорвалось с языка. – Пару раз каталась, так, для общего развития… в манеже.

Амазонка номер два, совсем еще молоденькая девчонка, посмотрела на меня, досадливо прикусив губу.

– Мы не будем спешить, вы привыкнете к ходу.

– И на том спасибо, – выдохнула с облегчением, погладив лошадь по шее и, подтянув юбку, заправила край подола за пояс.

Вставила ногу в стремя, ухватилась за заднюю луку, подпрыгнула и… поскакала на одной ножке за конякой, которая решила сдвинуться с места.

– Ой-ё-ё-ёй! Тпру-у! – Запаниковала, понимая, что не успеваю нагнать животное, и грозит мне это или вывихнутой лодыжкой, или позорным шпагатом.

Ведьмочка, хихикая, бросилась мне на выручку.

Новая попытка оседлать представительницу непарнокопытных оказалась более удачной.

– Как зовут красавицу? – Потрепала по холке свою лошадку.

– Сольвик. А мою – Тара, – с улыбкой в голосе ответила девочка, на зависть легко взлетев в седло. – Я – Браска.

– Анна.

Вот и познакомились. И имя это ей совсем не подходит. Слишком она для него изящная, хрупкая...

Тронулись. Сольвик подо мной послушно и неторопливо пошла вслед за амазонкой на короткогривой кобыле.

Ехали шагом через лес, стараясь держаться тракта, и благодаря какой-то удивительной способности девчонки видеть в темноте удачно объезжали молодую густую поросль и завалы, скрывающие под собой глубокие овражки. От первой можно было лишиться глаз – и вуалька не спасла бы, а напоровшись на вторые – вообще убиться. Вместе с лошадью.

– Как долго нам ехать? – спросила, подозревая, что таким темпом добираться до усадьбы будем неделю. Не меньше.

– У озера к утру будем, а там вас встретят! – весело откликнулась моя провожатая.

Про озеро решила не спрашивать. Вообще сложилось впечатление, что меня втянули в какую-то игру, забыв рассказать о правилах. То бабкой им прикинься, то из кареты выкинули на ходу, предупредив о каскадерском трюке в последний момент, а сейчас везут неизвестно куда… Кстати!

– А кто встретит?

– Не знаю, – отмахнулась она от вопроса. – Сказали доставить и все.

– Кто сказал? – Ответ меня насторожил.

Не к магу ли коллекционеру меня сейчас сопровождают? Вот так на блюдечке с голубой каемочкой и подадут. Впилась взглядом в спину девчонки в ожидании ответа. Если что…

– Мама, – улыбнулась та через плечо.

– Чья? – опешила я.

– Моя.

– А кто у нас мама?

– Вы с ней в карете ехали.

– А-а… – У меня немного отлегло от сердца, несмотря на крепчающее чувство тревоги. Значит, свои.

– Голодны?

– Очень!

Она еще спрашивает! Корзина с провиантом укатила в карете, как, впрочем, и все остальные вещи. А главное – бесценный саквояж-несессер от Аррии Флайт, в котором находилась баночка с заживляющим кремом. Царапины на руках вздулись, являя жалкую картину, и даже чудо-краска не смогла скрыть уродливые борозды. Локоть при сгибании причинял сильную боль. Ушиб? Не страшно – до свадьбы заживет.

Усмехнулась горько: до чьей?

Мне протянули выуженный из седельной сумки небольшой сверток из белой ткани. Развернула и застонала от счастья. Бутерброд – ломоть хлеба, кусок сала, пучок зелени, на вкус оказавшийся петрушкой – сжевался быстро. Вкусно, сытно, но мало.

Час ли два ехали, когда я почувствовала усталость и подбирающуюся коварную дрему. Голова все ниже склонялась к груди. Руки слабели и норовили упустить поводья. Глаза закрывались, не подчиняясь уже воле хозяйки держаться молодцом. На груди, под блузой, распространялось приятное тепло…

От резкой остановки чуть не завалилась на шею Сольвик. Встрепенулась. Оберег уже не теплился, а грел, с каждой минутой все сильнее и сильнее. Сонливость как рукой сняло. Заозиралась. Девчонка, прислушиваясь к чему-то, шикнула на меня: «Тихо!».

– Что? – спросила я вполголоса.

– Всадники, – ответила та и сползла с лошади.

Последовала её примеру. Браска вручила мне свои поводья и, улыбнувшись проказливо, зашептала что-то, погладив по морде сначала свою, а потом мою кобылу. Коняки замерли недвижимо, даже глаза будто остекленели, глядя в одну точку.

Это она их заколдовала, что ли? Загипнотизировала?

Пока я удивлялась, ведьмочка, пригнувшись, скользнула в сторону дороги.

– Стой! Куда? – сдавленно зашептала вслед.

– Я только гляну…

Её маленькая фигурка в доли секунды исчезла в темном лесу.

Таурон как взбесился: пульсировал жаром даже через волшебную тряпицу, в которую был замотан. Зашипела сквозь зубы и, сжав его в кулачке вместе с тканью блузы, постаралась отстранить подальше от тела. Ладонь нещадно опалило горячим укусом.



Жанна Долгова

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться