Обещание

Размер шрифта: - +

Глава 1

 — Как думаешь, зачем они приехали? 

Мейрен придвинулась поближе, пытаясь рассмотреть как можно больше сквозь небольшое отверстие в полу, но получилось крайне плохо из-за лезущих в глаза волос. Она молча приняла из рук Чэнь Мин Суэ синюю ленту и наспех собрала белоснежные пряди в хвост. 

—  Может из-за того, что ты открыто издеваешься над половиной студентов?  —  предположила Мин Суэ. —  Или из-за того, что ты пропустила половину занятий по каллиграфии? Ну или из-за того, что во время чайной церемонии пролила большую часть на молодого господина Чжаньши, объяснив это тем, что просто случано оступилась на плоском полу? 

Список можно было продолжать почти что до бесконечности, но смыслу то, если Мейрен едва ли считает себя виноватой. С самого начала их приезда на учебу в Западный Талагей Мей-Мей не смогла найти общий язык почти что ни с кем, кроме самой Мин Суэ и наследницей Оверкаста Кларисой Монтгомери, с которой они на пару пытаются довести до белого каления Чэнь Чжаньши. 

Не сказать бы, что Мин Суэ не нравилась Клариса, но больше нет, чем да, ибо выходки той парочки сказывались и на ней тоже. Так как она тоже принадлежала к семье Чэнь, то и выслушивать за проделки ей приходилось вдвое больше, даже если находилась на тот момент в другом конце города. 

— Не преувеличивай, А-Сунь, возможно, они просто решили наконец-то меня забрать из этого нудного места, —  Мейрен закрыла один глаз, продолжая вглядываться в дыру. — Маменька выглядит серьезно настроенной. 

— Дай посмотрю. 

Заглянув в отверстие сквозь доски, Мин Суэ смогла заметить только белоснежную и рыжую макушки своих родственников со стороны Валькойненов, но рассмотреть их собеседников не удалось. Было понятно, что говорили они на общем языке. Значит по ту сторону от них сидели явно не учителя, ибо те в знак уважения всегда использовали язык своих гостей. 

Уже открыв рот, чтобы рассказать о своей догадке Мейрен, до уха донеслось громкое высказывание на сиккрийском. Видимо мама Мей-Мей, госпожа Фавели, не смогла сдержать своих эмоций и в сердцах произнесла: 

—  Это будет прекрасный союз. 

Две девушки одновременно посмотрели друг на друга, пытаясь догадаться о чем могла идти речь, но на ум приходило только одно. 

—  Помолвка, —  прошептала Мейрен в ужасе, рефлекторно дернув ногой по полу. 

— Подожди, может не все так... 

— Ты уже помолвлена с этим павлином Кларком, — фыркнула девушка. — Кого еще им выдавать замуж в Башне Мэн? Вряд ли они проехали столько миль ради того, чтобы договориться за моих братьев. Пригласить гостей в Экван было бы намного легче. 

С одной стороны Мей-Мей была правда. Валькоайнены ненавидели покидать свой Дворец, потому и славились своим невероятно гостеприимным проведением дипломатических встреч. Каждая более или менее знатная семья имела за честь посетить столицу, в частности — королевский дворец. Мин Суэ помнит пиры, что устраивали с приездом новых гостей. 

Она и ее пятеро братьев частенько пользовались случаем и полным бедламом в замке и сбегали на ярмарки в такие дни. В самый центр Эквана, где невозможно было даже протиснуться из-за огромного количества людей. Но, естественно, стражники быстро их находили, едва ли с чьей-то головы спадал платок или другой головной убор. 

Даже супругов Валькоайнены выбирали из максимально близких к стране земель, чтобы в случае чего всегда иметь возможность вернуться домой. И даже в те невероятно редкие случаи, когда новые владения молодой семьи находились на другом конце материка — беловолосые правители Сиккрии частенько навещали родные землю. 

Потому и вероятность того, что родители Мей-Мей подберут ей жениха, с которым они еще не успели познакомиться в Башне Мэн была очень мала. Все же, свои традиции, на памяти Мин Суэ, — они никогда не предавали. 

— Да, но все это так странно, — А-Сунь предприняла попытку сесть, но уткнулась высокой прической в потолок. — Твои родители не предупредили бы тебя? 

Мей-Мей не смотрела на нее. Ее мысли явно уже были заняты совсем другим и Мин Суэ не могла винить кузину в этом. Она помнит себя в те минуты, когда ей представили будущего мужа. Редмонд Кларк, наследник Байстаха, просто самовлюбленный говнюк, который, по слухам, слишком дорожит своим смазливым личиком. 

— Я сейчас отправлю за дочерью. 

Припав к дырке в полу, чтобы все-таки что-то рассмотреть, Мейрен в ужасе отстранилась: 

— Папенька. 

Похоже, сидящие внизу люди обратили внимание на шум и сейчас с интересом посматривали наверх. И ненужно было быть гением, чтобы понять — они послали стражу все проверить. 

Без лишних слов, девушки спешно поползли к выходу из чердака, едва не запутавших в собственных одеждах. Чтобы выйти из здания незамеченным нужно быть как минимум невидимкой или бесплотным духом, а наткнуться на родственников не хотелось совершенно. Заметив как в панике бегают глаза Мейрен, ища пути к отступлению, Мин Суэ сказала: 

— Вишня. 

—  Вишня? Какая вишня, что ты несе... Вишня. 

Сорвавшись с места, они рванули к краю балкона, чтобы вылезти на ветки разлогой цветущей вишни. Так они по крайней мере смогут выиграть время. Если родители Мей-Мей узнают, что все это время их подслушивали, то мало не покажется. 
Кое-как перекинув ногу на тонкую ветку, Мин Суэ надеялась, что никому не придет в голову прогуливаться возле дома для переговоров. За пышными скоплением цветов почти ничего не было видно. Девушка осторожно, стараясь не повредить дерево, начала спускаться, подавая знак Мейрен следовать за ней. 

И шло все вроде бы хорошо, когда она спускаясь и придерживая подол своего ханьфу, не встретилась взглядом с внимательными серыми глаза первого наследника Байстаха. Мин Суэ так и застыла на месте, не отводя своего взора от него, пытаясь придумать хорошую причину по которой они с кузиной могли бы заняться лазанием по деревьям в такой ранний час, но в голову ничего толкового не лезло, и она уже почти смирилась с будущим наказанием, пока прямо на ее с криком и треском не свалилась Мей-Мей вместе с небольшой вишневой веткой и сотнями розовых лепестков. 

— Здравствуйте, господин Кларк, — Мейрен откинула распутавшиеся волосы за спину и ослепительно улыбнулась. — Хорошего вам дня,  — и дождавшись кивка, схватила сестру за руку, потащив за собой. 

Они выбежали из закрытого дворика, пересекая почти всю площадь школы. Из одного конца в другой бежать довольно долго, но только пересекая озеро лотосов, Мин Суэ поняла — за все то время, что они добирались до своих спален, им непочему-то не довелось встретить ни единой живой души. Время было совсем ранее, едва перевалило за семь утра. 

Подъем в Башне Мэн начинался в пять, что выводило из себя Мейрен, привыкшую просыпаться самостоятельно. Во Дворце Эквана она специально нашла себе максимально затемненною комнату, чтобы даже самое яркое обеденное солнце не мешало сну. 

Сегодня же утром, с рассветом, в их комнату ворвалась Клариса, и так как та тоже никогда не была ранней пташкой —  Мин Суэ приходилось только догадываться откуда в той столько энергии. Она и рассказала им о приезде родителей Мей-Мей и крайне удивилась их незнанию. 

Теперь же причина прибытия в Башню Мэн была понятна. 

Поднимаясь по ступень, в сторону своих покоев, девушки уже заметно выдохлись. Мин Суэ остановилась. 

—  Мей-мей, — окликнула отстранившуюся кузину девушка. — Мейрен, — но та продолжала упрямо подниматься. —  Мейрен Валькоайнен! 

Но она так и не остановилась. Продолжила упрямо идти вверх, не оборачиваясь, чтобы посмотреть на сестру. Удивительно, что их не ищут учителя, хотя скорее всего это как раз таки из-за Валькоайненов. Не хотят поднимать шума или же просто думают, что А-Сунь вместе с кузиной пошла поприветствовать прибывших. 

Войдя наконец-то внутрь помещения, Мин Суэ снова обратилась к Мейрен: 

—  Что ты собираешься делать? 

Выхода у нее в принципе не было. Пускай родители Мей-Мей были очень лояльными и адекватными по отношению к своим детям, но если уж они что-то решили, то от этого никогда уже не отступят. Так и случилось с отправлением девушки в Башню Мэн. В тот день, когда Мейрен узнала о том, что ей придется отправиться в другую страну, за тысячи километров от родного дома, то едва не упала в отчаяние. 

С трудом ей удалось упросить маменьку взять с собой Мин Суэ. Так как сама А-Сунь не была чистокровной Валькоайнен, то и особым почтение  от своих ближайших сородичей во Дворце не пользовалась. Но, к ее удаче, родилась она с наследственным белоснежным цветом волос, и это была одна из самых весомых причин не скинуть ребенка на воспитание в Восточный Талагей к родственникам со стороны отца.



Villian Li

Отредактировано: 06.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться