Обещанная демону. Огненная академия

Глава 2.1

В небольшом городке у крупного торгового тракта жизнь текла нерасторопно. Воробьи, сидящие на крышах приземистых домов, лениво чистили перья. Мальчиков-зазывал сморило жарой, и они играли в «камешки» вместо того, чтобы завлекать путешественников в таверны. Почти не шевелилось на ветру белье, вывешенное сушиться во дворах под солнцем, дарившим перед началом осени последние теплые деньки. Даже разрушенная башня городского храма, пострадавшая во время последнего Сопряжения, вписывалась в картину всеобщей лени и благоденствия.

Казалось, оживление в сонное поселеньице вношу лишь я. При моем появлении вспархивали птицы с насестов, взмахами крыльев немного развеивая духоту. Местные леди, обмахивающиеся веерами на галереях и балконах редких зданий со вторыми этажами, прекращали сплетни и провожали меня ревнивыми взглядами. Торговцы из уличных лавок привставали и вспоминали, что у них лучший товар во всей округе, о чем громогласно сообщали мне. Я улыбалась в ответ, хотя и ускоряла шаг, потому что покупать ничего не собиралась.

Настроение у меня было замечательным. Я сделала это! Сбежала из дома!

Устроить это оказалось не так уж сложно. Труднее всего было решить, какие вещи взять с собой в Ланвирскую академию. Список необходимых вещей получился на пять объемных сундуков, а утащить на себе я могла лишь одну, пусть и крупную, дорожную сумку. Пришлось пожертвовать многими полезными мелочами, но сейчас я об этом не жалела. В крови еще гулял азарт, и я была страшно довольна собой и своим планом.

Путь в летнее имение пролегал недалеко от академии. Чешвир – тот самый городишко, по которому я шла, – находился всего в часе езды от нее. Мне оставалось только отвлечь отправленных со мной слуг, улизнуть от них и быстро найти экипаж, который доставит меня в академию. А оттуда уже никто не посмеет меня забрать.

Студентов в подобных академиях в первую очередь готовили к войне с народами Запределья, которая разражалась во время Сопряжений. В такие годы отчаянно требовались хорошо обученные маги, поэтому учеников принимали, не глядя на их положение, статус в обществе и даже совершенные преступления. Разумеется, за пределами академий это нравилось не всем. Поэтому король даровал каждой из академий магии особую привилегию – неприкосновенность преподавателей и студентов. Если кто-то ступал на территорию учебного заведения и оставался в нем учиться, забрать этого человека оттуда силой никто не имел права.

Это было настоящее спасение для меня. Прощай, жестокие родители, прощай, смерть на свадьбе с демоном. Пусть мне придется сложно без поддержки семьи и без денег, я буду сильной, исполню свою мечту и обучусь магии, а еще выйду замуж за Джейса!

Правда, сначала надо попасть в академию. А то вместо «прощай, родители» будет «прощай, мечты» и наказание похуже того, когда меня неделю заставили просидеть на хлебе и воде лишь из-за того, что я сообщила отцу с матерью о желании пожениться с Джейсом.

Я нервно оглянулась, услышав позади шум. К счастью, это всего лишь сапожник ругался на подмастерья, но мне все равно следовало поторопиться.

Пока мы ехали в карете, я старательно изображала несварение. Это стало отличным предлогом, чтобы остановиться на постоялом дворе в Чешвире, надолго застрять в отхожем месте, а на деле тихо сбежать с вещами, пока слуги отдыхают и думают, что их недотепа-хозяйка мучается животом. Рано или поздно они поймут, что их надули, и бросятся на поиски. К этому моменту я должна быть настолько близко к академии, насколько это вообще возможно.

Дорога пешком заняла бы несколько часов, а по жаре и с вещами – и того больше. Поэтому я направилась на окраину Чешвира, где размещалась почта с голубятней. Как мне объяснили, в это время там частенько останавливались едущие в академию экипажи – студенты возвращались с летних каникул на учебу и делали последнюю передышку, чтобы потом еще долгие месяцы не покидать границы учебного заведения. Возможно, кто-нибудь меня подвезет.

Похоже, боги мне сегодня благоволили. У почты оказались сразу две кареты.

Первая была закрытой, с задернутыми шторками на окнах. Судя по богатой отделке и породистым коням, она принадлежала состоятельным людям, однако ни хозяев, ни кучера, ни других слуг рядом не наблюдалось. Герб, по которому можно было определить аристократический род, тоже отсутствовал.

Второй экипаж выглядел попроще, с обшарпанным кузовом – «бедный родственник» по сравнению с соседом. Две гнедые лошадки, отмахивающиеся от мух хвостами, тоже не хвастались ухоженностью. Зато у этой кареты на козлах сидел кучер в залихватски заломленной широкополой шляпе. Он о чем-то по-дружески болтал с мужчиной, который стоял у кареты и поглаживал одну из лошадей. Судя по не самой чистой рубашке, криво повязанному платку на шее и грязным сапогам, это тоже был всего лишь слуга. Оба внешне ничем не отличались от большинства местных жителей: русые волосы, светлые лица и глаза, крепкое телосложение.

Тем не менее их вид доверия не внушал, и я решила потерпеть, пока не появится хозяин первого экипажа. Вряд ли ждать придется долго. Это же почта, а не таверна или постоялый двор.

Очень быстро я поняла, что кое в чем ошиблась. На ожидание времени не было вообще.

Хорошо, что я не забывала оглядываться и проверять, не появились ли на дороге ищущие меня слуги. Взгляд выхватил зеленую ливрею – цвет моей семьи. Слуга, приставленный охранять меня в дороге, выспрашивал что-то у прохожих. Они покачали головой. Но если меня не вспомнили эти, то обязательно вспомнят другие. Я же только что прошла у них прямо под носом.



Элис Айт

Отредактировано: 03.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться