Обет Меченого

Размер шрифта: - +

Глава 11. Без права на ошибку

- Все-таки подлинно мудрые люди эти сэр

 Пилорама и сэр Вшивананда, - заметил Принц.

- Убивать пора, - согласился Жихарь.

Михаил Успенский «Там, где нас нет»

-------------------------------------------------------------

 

            Судя по слабеющим звукам перестрелки, бой продолжал удаляться, и Меченый решил, что пора отправляться в путь. Проскользнув между домами и скелетом магазина Светлячок с примыкавшим к нему минирынком, он залёг  на пару минут в зарослях перед окраинной улицей, ловя глазами, ушами и обострённым шестым чувством сталкера любые признаки опасности. Только что гремевший поблизости бой играл ему на руку - мутантов трескотня автоматов и большое число обладателей амулетов, скорее всего, распугали, а внимание сектантов сейчас, наоборот, поглощено продолжавшейся схваткой.         Убедившись, что ему не помешают, Меченый пересёк дорогу и, памятуя о карликах с их недюжинными способностями, обогнул автовокзал по дуге на приличном расстоянии. План пройти через станцию Семиходы мимо ЧАЭС, взвесив все ЗА и ПРОТИВ, сталкер отбросил. Найдёт ли он способ перебраться на Остров, и позволят ли ему это сделать - бабушка ещё надвое сказала. Прятаться там, считай, негде, всё простреливается, плюс эти излучатели, от которых ничего хорошего ждать не приходится. А вот разобраться с недоделанной в прошлый раз работой на, под и вокруг первых четырёх энергоблоков представлялось попроще: как ни крути, а то, что сталкер устроил на ЧАЭС в свой предыдущий  визит, иначе как геноцидом сектантов и не назовёшь.

            Избранный путь по когда-то голому пустырю, превратившемуся теперь в рощу, прошёл без осложнений. Аномалий встречалось не больше, чем на иных проблемных полянках в Тёмной долине или около Свалки, к тому же все - хорошо известные, так что сталкер лавировал между ними фактически на автомате. Один раз на холм выбежала слепая псина, но, едва почувствовав амулет, задала дёру.

            Вскоре стали попадаться  строения промышленного назначения, сросшиеся с лесом воедино, как покрытые кораллами останки корабля на дне моря, причём настолько, что из-за кустов и деревьев, росших вплотную к стенам, невозможно попасть внутрь через двери, даже при наличии ключей от оных. В подлеске рядом с этими зданиями, то здесь, то там, виднелись останки в обрывках обмундирования и покрытое ржавчиной оружие. Ещё через минуту пути показался забор, когда-то надёжно ограждавший периметр. Сейчас в нём зияли многочисленные  пробоины, а лишь только на участке доступном обозрению, военные и подавно выдавили пять панелей, используя тяжёлую технику. Её образцы были наглядно представлены тут же: в одном месте застыл танк, подбитый в момент преодоления этой преграды, в другом - сел на брюхо БТР.

            Осмотрев через оптику крыши ближайших зданий, Меченый никого не обнаружил, хотя, разумеется, это вовсе не означало, что там никого нет. Порталов, откуда мог выскочить противник, также не наблюдалось, а значит, раз пришёл к главной цели, то надо идти. Есть порода людей, которые поставив перед собой цель или взяв обязательство, подгоняют себя хлеще, чем любой командир или иные внешние факторы. То же можно сказать и про Меченого: он знал, что монолитовцы на ЧАЭС его ждут, и проскочить по-тихому не получится, но, тем не менее, вариант развернуться и уйти восвояси, им не рассматривался. Наоборот, сталкер подстёгивал себя мыслями о том, что если отступить сейчас, то подбор новой группы и подготовка рейда повлечёт отсрочку решительных действий минимум на недели, а в контексте добытой информации о развёртывании орбитальных спутников и усилении мер по охране Чернобыльской Зоны, это, скорее всего, лишит возможности повлиять на глобальные планы злодеев. Тратить сутки на изучение обстановки, как на Выжигателе, тоже бессмысленно: не далее, чем на пороге, сколько не хитри, всё равно встретят, а вот день без еды изрядно ослабит его организм. Тут уж как говорится -  или пан или пропал. Смертельный риск и близость главной цели, на достижение которой направлялись все усилия группы Стрелка последние пару лет, будоражили в равной степени. Из-за сильного волнения, сталкеру пришлось закрыть глаза  и задержать дыхание, дабы успокоиться.

            "В худшем случае, - убеждал он себя, - как и говорили с Жердевым, ещё будет кому принять эстафету и довести дело до конца".

            Меченый проверил артефакты на поясе: Душа, под влиянием которой стремительно регенерируют клетки; Слюда, сводящая на нет почти любое кровотечение; пара Бенгальских Огней для выносливости; Морской Ёж, снижающий влияние радиации. Чтобы ещё больше шагнуть за предел своих природных возможностей, Праведников вколол себе стимулятор, недавно приобретённый у Бармена. Вроде всё, ничего не забыл, теперь вперёд!

            Миновав бывшую смотровую площадку, Меченый пролез через дыру в заборе и, перебегая от одного укрытия к другому, стал приближаться к вздымающейся махине Саркофага. На полпути к нему стоял почти такой же высоты кран, в кабине которого лучик солнца, чудом пробившийся сквозь ковёр туч, вдруг зажёг маленькое солнце.  Вовремя заметив этот блик на оптическом прицеле, сталкер успел шарахнуться в сторону за мгновение до того, как тяжёлая пуля вздыбила земляной фонтанчик на том месте, где он только что находился. Петляя как заяц, сталкер рванул к основанию крана, заставляя снайпера менять положение. С одной стороны, это мешало сектанту произвести быстрый и точный выстрел, с другой -  вынуждало всё дальше высовываться из кабины, что делало его более крупной и простой мишенью. Монолитовец так увлёкся охотой, что забыл про наличие зубов у дичи, а когда ответная пуля ударила его в лоб, то вспоминать и сожалеть об этом стало нечем.



Дмитрий Луценко

Отредактировано: 16.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться