Обхитрить Лису

Размер шрифта: - +

Глава 13

Вскоре я уже шагала через просторный холл нового офисного здания в центре города. Недавний проект отца. Как и жилой комплекс по соседству – две высокие стеклянные башни, в народе они быстро получили название «башни-близнецы», но папе такая аналогия не особо нравилась. Хотя сами башни впечатляли, в масштабах города, конечно. И цены на жилье там тоже впечатляли, зато вид потрясающий. Одно время я хотела занять последний этаж одной из башен, но передумала – слишком много соседей, а отдельного лифта для каждого не предусматривалось.

Я поднялась на последний этаж папиной конторы. Секретарша отца, которая по неизвестной причине звала себя ассистентской руководителя, резво вскочила и улыбнулась:

— Доброе утро, Сентябрина Евгеньевна. Как настроение?

— Не очень. Папуля у себя?

— Так точно, то есть да, — испуганно ответила девушка, переминаясь с ноги на ногу.

Причину ее испуга я прекрасно знала – в прошлый приезд, повидав папулю, я завернула в дамскую комнату. И стала свидетельницей не самого приятного разговора – сотрудницы офиса отчего-то решили обсудить мою нескромную персону. Обсудить не в самых восхищенных тонах, так скажем. Я вышла из кабинки и посоветовала им бежать. И они разбежались, курицы! Я ведь имела ввиду увольнение… что ж, вот уедет папа, займусь его секретаршей.

— Принести вам кофе? Без сахара, я запомнила.

— Нет, благодарю.

Я практически открыла дверь кабинета, когда она меня остановила:

— Сентябрина Евгеньевна, тут еще одно… — девушка заерзала и отвела взгляд.

— Не мнись, что такое?

— Макар Александрович просил, чтобы вы к нему зашли тоже, — пряча глаза, сообщила она, догадываясь, что мне это не понравится.

Так и вышло – от злости я разве что не кипела! Какой-то проходимец пробрался в наш дом, в семейное дело, теперь еще секретарша зовет его… Александровичем!

— Если хочешь проработать здесь еще хотя бы час, не смей звать его по имени-отчеству. Это во-первых. — Мой голос был ровным. — Во-вторых, можешь сказать, что я сломала ноготь и меня пришлось пристрелить.

— Так вы… не зайдете к нему?

Бестолковая она, эта секретарша.

— Зайду.

— Хорошо, я передам… ему, — пискнула девушка.

Со второй попытки мне удалось попасть к папуле. Он сидел за столом и перекладывал бумаги: почему-то каждый раз, когда я к нему заходила, он занимался этим делом. Не зря он иногда ворчит, что устает от всего этого дерьма: перекладывание бумажек именно дерьмом мне и представлялось.

— Я ждал тебя вчера, — заметил он, глядя на меня исподлобья.

— Семейный ужин и недоверие родственников к моим словам подорвали здоровье. Прости, — я подошла и поцеловала родителя в щеку.

— Ты моя дочь и я всегда на твоей стороне, — папуля пододвинул мне стул и помог устроиться напротив него. — Но мы оба знаем, иногда ты немного увлекаешься.

— Папа!

— Принесла мне документы?

— Какие документы? — предчувствуя недоброе, спросила я.

— Те самые, которые сама у меня и увела. А ты думала, я не узнаю собственную дочь, пусть даже и в мужском наряде?

— Не понимаю, о чем ты, — борясь со стыдом, защищалась я до последнего. Всем известно: ни за что нельзя признавать ошибку. Отрицай, отрицай, отрицай! Не поверили – переведи вину на другого.

И папуля тоже хорош: как талантливо делал вид, что ничего не понял! Как я и говорила, у нас в семействе открытость и честность – не ходовой товар. Все мы немного игроки.

— Хорошо, принесешь завтра, — папа устало махнул рукой. — Хоть меня здесь и не будет, ты сама можешь все подписать и отдать юристам. Моя подпись там уже есть и я хотел, чтобы ты ознакомилась с бумагами позавчера, но раз такое дело…

— Я все сделаю, пап. Только прошу, выгони Макара. Я тебя не подведу, обещаю, — взмолилась я, схватив родителя за руку. — Сделаю все, что ты пожелаешь. Больше никогда не влезу в неприятности, только избавься от него. А я… а я оставлю прошлое и буду каждый день приезжать в офис! Буду работать, тебе помогать, народу пугать!

Папа удивленно моргнул:

— Можно обойтись и без запугивания людей, Сентябрина. Обычно, если тянешься к людям, они тянутся к тебе в ответ.

Пьяный он что ли? Вроде бы не похож.

— Считай это проверкой лично для тебя, дочь: если ты справишься в мое отсутствие, и не наделаешь глупостей, я буду знать, что тебе можно доверять уже чуть больше, чем вчера. Будем двигаться небольшими шагами, хорошо?

— Хорошо, папочка. Но знай, тогда может стать слишком поздно, — с трагизмом в голосе прошептала я. Хотя всерьез вариант с «поздно» даже не рассматривала. Симбирины не терпят поражений.

— И какой черт меня дернул уступить и отправить тебя на актерские курсы? — вздохнул папа. За тридцать лет брака с актрисой он поднаторел и сразу замечал игру.

Зайдем с другой стороны:

— Папа! Макар – мой давний знакомый, понимаешь? Мы нехорошо расстались год назад, и он вдруг приехал в наш город. Соображаешь?



Саша Малинина

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться