Обиженные цветы

Размер шрифта: - +

Эпизод 2.

Эпизод 2.


Итак, преимущество моего проживания в общежитие. Ну... это пожалуй само расположения старого здания, оно находится довольно близко к университету и в паре остановок от работы. На этом пожалуй и все. Помещение настолько древнее, что стены под подоконником в моей комнате осыпаются, из деревянных рам дует, а горячая вода в единственной душевой на этаже идет с перебоями. Я просыпаюсь рано, хватаю полотенце и плетусь в душ, в коридоре уже очередь из нескольких человек. Моя соседка милая, кудрявая рыжуха съехала в этом году к своему парню, но это не официально, комендантша-тучная женщина по имени Галина по-прежнему считает, что за ней закреплена койка-место. А мне то как от этого хорошо, живу одна. Я плохо схожусь с людьми. О! Тетя Галя, пожалуй то же преимущество, она печет замечательные пироги их пресного теста.
К моему приходу, университет гудит как улей. Часы показывают, что до начала первой пары пять минут, не сбавляя темпа, завязываю волнистые волосы в низкий хвост и плетусь к аудитории. Орлова встречает меня возле двери. Вспоминаю, что обиделась недалече как вчера и показательно игнорирую подругу.
- Что за концерт, Розанова? - Интересуется она, усаживаясь рядом со мной в последнем ряду.
- Как отпраздновала мой день рождения? - Складываю руки на груди.
- Кто то-то вызвал полицию, - морщит аккуратный нос. - Только не говори, что все еще обижаешься?
- Пфф. - Вчера мне хватило ума свалить сразу после "исчезновения" Яровского.
- Эй. - Щелкает перед моим носом. - Это должно было быть весело.
- Только что-то не было.
- Ты асоциальна, - от части она права, но полагаю на то у меня есть свои причины. - Я хотела сделать как лучше. У тебя, что друзей никогда не было?
- Я была на домашнем обучении. - Пожимаю плечами. - И тратила по четырнадцать часов в сутки на тренировки. Быть лицензированной гимнасткой не просто. Поэтому нет, у меня не было друзей.
В четырнадцать мне пришлось попрощаться с гимнастическим паспортом. И это не то о чем я хотела бы говорить.
После пары мы идем в столовую, набиваю свой поднос едой и когда тащусь к нашему столу замечаю за ним Шумовского, и вот нежданный сюрприз! Его дружбан Яровский тоже там присутствует! Плюхаюсь на соседний стул без особого удовольствия. Парни увлеченно о чем то разговаривают. На самом деле говорит только Марк, у его приятеля на лице - глубокая задумчивость. Стул подо мной издает противный скрип скользя по кафельному полу и теперь зеленые глаза сосредоточены на мне, точнее на моей тарелке и ее содержимом. Приветствие с моей стороны выходит совсем сухим и неприветливым. Начинаю понимать, что не очень люблю внимание... людей, в принципе тоже не очень люблю.
Поддеваю вилкой лист салата, низкокалорийный овощной шедевр на моей тарелке оказался благодаря Орловой. Морщусь и отодвигаю посуду подальше, подцепляю картофель фри. Эх! Сейчас бы еще пирожок с капустой!
Столовая наполняется женским смехом, и когда в следующий раз отрываю свой взгляд от столешницы то натыкаюсь на привлекательное лицо Франца и его многочисленную женскую армию. Парень приветствует Данилу легким толчком по плечу. Смотрю на его ярких спутниц. Они как ВИА ГРА, только вместо рыжей две брюнетки. Удинова, Вишневская и Мейсер, пожалуй эту троицу знают все, а еще недавно их было четверо. Елизар во всю пытается облапать свою подругу, та в свою очередь беззаботно ржет, а вот их светловолосая компаньонка выглядит напряженной, ковыряясь в телефоне, она дует пухлые губы и произносит ругательства в адрес абонента, которому печатает сообщения. Пока народ общается, я делаю то что люблю больше всего, ем.
В какой-то момент Яровский возвращается на своем место и его рука с длинными пальцами плавно ползет в мою тарелку с остатками фри, на хмуром лице полное равнодушие. Жду подходящий момент чтобы воткнуть в чужую ладонь вилку. А собиралась просто пообедать и свалить. Что у него вообще за привычка есть за чужой счет, м?
- Ты готова идти? - Интересуюсь у Вики, отговаривая себя от преступления.
- Жаль, что Сизова в этом году перевелась, - игнорирует она мой вопрос и не замечая морального состояния. - Кто теперь будет всех лупить? - Интересуется смотря за соседний стол. - Прекрасное было время.
Я не считаю, что в мордобое или в таскание за волосы есть что-то прекрасное, но то как это делала Карина можно было назвать искусством.
Отвлекаюсь, когда замечаю как Данил набивает свой рот моей картошкой. Вот пад...! Сидит весь такой серьезный, недоступный и жрет мое еду.
- Тише, - шепчет Вика, когда я наклоняюсь вперед и щурю глаза. - Это просто продукты питания.
Впиваюсь пальцами в стол.
Я пашу на эти продукты каждый вечер. Я блин не высыпаюсь и хожу нервная, а он ест. Просто, почти незнакомый мне чувак сидит здесь и ... Уууу! Парни обсуждают какие-то тачки, и Марк в шутку предлагает им имена. Он считает забавным называть свой внедорожник Лапулей. А я все больше завожусь, но ровно до того момента как вижу в руках Шумовского друга шоколадный батончик. Организм требует отмщения, особенно когда десерт мелькает возле моего носа пару раз. Яровский увлеченно рассказывает о какой-то трассе с множеством поворотов, и его глубокий, хриплый голос вибрирует над моей макушкой. Вздрагиваю от мягкого шуршания фантика. С бьющимся сердцем смотрю как замирает шоколад возле его губ. Срываюсь. Обхватываю чужое запястье двумя руками и перенаправляю конфету в свой рот. Откусываю. Прикрываю глаза, облизываю губы и кажется даже что-то мычу, а еще добрею.
- Тыг-дык, - говорю улыбаясь с набитым ртом. - Моего кота звали Тыг-дык!

Данил своими большими ладонями хватает меня за локти и притягивает максимально близко к себе. Стул издает очередной противный звук. Парень хлопает длинными ресницами и внимательно что-то разглядывает.
- Что там? - Выдыхаю. - Испачкалась? - Снова облизываю губы.



Марина К

Отредактировано: 24.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться