Облачение

Размер шрифта: - +

Глава 4

— Как думаешь, Джорман разрешит мне самой приготовить завтрак? — словно невзначай спрашивает Шейна, намазывая добрую половину омлета на тост.

Сидящая напротив Меган несколько мгновений молчит, видимо, удивленная тем, что ее подопечная нарушила молчание таким странным вопросом, а затем тихо смеется.

— Тебе настолько не нравится, как готовит ваш повар?

— Это не мне, а Мартину. Я обещала, — все тем же ровным голосом отвечает Шейна, заглядывая в высокий непрозрачный стакан с остатками сока.

— Не ты ли мне на днях говорила, что он редкостный кретин, Шей? — Не нужно даже поднимать взгляд, чтобы понять, что Меган сейчас настороженно щурится. 

— Он попросил завтрак в обмен на помощь, — пожимает плечами Шейна, прежде чем откусить тост. 

— Ну-ка посмотри на меня, Шейна Рианнон Элис Уэйд, — пальцы Меган поддевают подбородок, вынуждают встретиться с ней взглядом. — и скажи, что ты не втянула его в то, в чем отказываешься сознаваться.

Шейна молчит, продолжая медленно пережевывать тост, поднимает со стола стакан с соком.

— Я понятия не имею, в чем должна сознаваться, Меган, — произносит она, прежде чем сделать глоток. 

Апельсиновая мякоть липнет к губам, отдает то кислинкой, то сладостью. Апельсиновая мякоть чем-то похожа на слова: не то правда, не то ложь, не то просто что-то такое, что не уловишь с первым же глотком. 

Пальцы Меган отстраняются, отбивают рваный ритм по поверхности стола.

— Шей, просто скажи мне, что происходит, — просит она.

— Кроме того, что меня пытаются спихнуть из приюта на руки какой-то странной семейке, а убийство родителей признали несчастным случаем? — Стакан слишком громко ударяется о дерево, несколько капель сока взлетают над кромкой, падают на руку. Шейна щурится, до боли упираясь локтями в край стола, а уже через мгновение равнодушно пожимает плечами. — Больше ничего.

Она успевает заметить, как вздрагивают губы Меган, как они вытягиваются в тонкую линию — секунды, необходимые на то, чтобы подобрать правильные слова, чтобы не торопиться и не подливать масло в то пламя, которое и так горит намного ярче, чем нужно.

— Я буду тебе очень благодарна, если получится выпросить мне одно утро на кухне. Если получится на завтра, вообще отлично, не хочу затягивать с долгами, чтобы он еще чего-нибудь не придумал, — Шейна слабо улыбается и подхватывает с пола сумку. — У меня сегодня факультатив, можешь оставить записку, получилось у тебя или нет, а не дожидаться меня вечером.

 

— Может, тебе попросить нового адвоката? — неуверенно начинает Джей, и Шейна почти готова обнять подругу за то, что та не пытается успокаивать, а предлагает какие-то действия. Почти готова, потому что обниматься ей совсем не хочется. Даже с подругой.

— Слушай, давай я поговорю с родителями? — продолжает Джей уже увереннее, видимо, посчитав молчание положительным ответом. — Они, конечно, не юристы и не копы, но наверняка у них на работе есть те, кто разбирается в таких вещах или кто был в подобной ситуации.

— Угу, — неразборчиво соглашается Шейна, дожевывая шоколадный батончик. — Уверена, что там просто у каждого второго в жизни было расследование убийства, которое копы признали несчастным случаем.

— Шей, — в голосе подруги слышится обида.

— Прости, — она качает головой и несколько мгновений смотрит на торчащий из кулака край шоколадной обертки. — Я знаю, что ты хочешь помочь. Я благодарна, что ты не лезешь обниматься и не жалеешь.

— Но как обычно думаешь, что сама со всем справишься? — хмыкает Джей, прищурив один глаз.

— Я пока вообще не знаю, как с этим справиться, хоть самой, хоть с помощью тысячи человек, — Шейна закусывает губу, скатывает обертку в небольшой шарик и оглядывается, выискивая ближайшую урну.

— Я могу…

— Поговорить с родителями, те спросят у коллег. Я слышала, — она быстро кивает, нащупывает в кармане джинс сложенный в несколько раз листок. — Чтобы возобновить дело, нужны улики. Новые. Если бы я знала, где их взять, я бы уже там была и что-то делала. Правда. 

— Я же не говорю, что ты ничего не делаешь, — Джей качает головой и обнимает ее, тянет к себе, вынуждая упереться кулаком в бок. — Просто помни, что на меня можно рассчитывать.

— Я помню, — тихо выдыхает Шейна, обнимая подругу в ответ, и тут же отстраняется. — И я даже этим воспользуюсь.

— А вот это уже интереснее, — смеется Джей.

— Мне нужно три жетона для автомата. И чтобы ты прикрыла меня, когда я пойду позвонить на следующем перерыве.

— Прямо прикрыла? Только не говори, что вчера у вас показывали какой-нибудь шпионский фильм, ты нахваталась этих словечек и теперь… — Джей осекается, заметив, что ее подруга остается серьезной, и продолжает уже со вздохом. — Не насмотрелась, я поняла. Куда собираешься звонить ты не скажешь, да?

Шейна качает головой и тут же с шипением оборачивается, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд.

— Мне кажется, или ты ему нравишься? — с тихим смешком спрашивает Джей. — А он знает, что пока не поумнеет, у него нет ни единого шанса?

— Иногда он бывает не полным кретином, — тихо отвечает Шейна, встречаясь взглядом с остановившимся в конце коридора Мартином. 

— Да ладно, ты ли это говоришь?

Шейна неопределенно пожимает плечами, не зная ни что ответить подруге, ни нужно ли вообще хоть что-то отвечать.

— Нет, подожди, — Джей смеется и качает головой, за подбородок разворачивая ее лицом к себе. — Почему мне кажется, что я чего-то не знаю? И почему вдруг этот кретин стал иногда быть нормальным?



Val Matzkevich

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться