Облачение

Размер шрифта: - +

Глава 5

В комнате сумрачно.

Идущего из окна света дворовых фонарей достаточно, чтобы различать контуры предметов и не опасаться запнуться о кровать или стол, но читать при таком она бы не стала. Впрочем, читать ей и не нужно — впереди два выходных, и домашнее задание можно смело отложить на последний из них.

В комнате душно.

Система кондиционирования поддерживает нужные температуру и влажность, и обычно этого достаточно, но сейчас — хочется выйти на улицу, запрокинуть голову, подставить лицо ветру и снегу, хочется дышать холодом и свежестью, хочется

сбежать

Сейчас — не получится, сейчас даже из комнаты можно выйти только на цыпочках, чтобы тебя не заметили дежурящие ночью работники.

Шейна с глухим стоном накрывает лоб запястьями.

В комнате сумрачно и душно. И до тошноты сладко пахнет цветами — этот запах мерещится всюду, преследует ее с того момента, как после третьего звонка телефонная трубка с грохотом упала на рычаг. Или — словно он въелся в кожу и волосы, словно его уже не смыть с себя, не перебить чем-то более крепким и терпким.

Меган недавно сказала, что, возможно, она и накручивает себя.

Совсем немного.

Шейна думает, что это не так, но думать, что будет правильнее: сказать, что она накручивает себя очень сильно, или же, наоборот, видит вещи такими, какие они есть — ей не хочется.

Хочется, чтобы всего этого просто не было — чтобы она сейчас снова оказалась в своей кровати на втором этаже родительского дома, в комнате, где в декабре почти всегда пахло корицей, апельсинами и имбирным печеньем.

Или чтобы днем, когда они с Джей возвращались в школу, та не кивнула понимающе в ответ на ее отказ рассказать, что случилось, а засыпала вопросами, вынуждая говорить.

Или чтобы Меган не выполнила ее просьбу, не оставила на кровати короткую записку, что визит на кухню согласован, и ей нужно только спуститься к ним вечером и обговорить продукты, которые необходимы

Если у них чего-то не будет, мисс Барти это купит

Или чтобы Рита...

 

— Давай ты не будешь мне ее сегодня читать? — предлагает Рита, устраиваясь на кровати, когда Шейна садится на стул напротив и открывает “Таинственный остров”.

— Ты можешь просто сказать, что она тебе не понравилась, и мы выберем что-то другое, — со смехом отвечает Шейна и щелкает ее по носу, но книгу все же закрывает.

— Понравилась, — с виноватой улыбкой произносит Рита, на несколько мгновений серьезнеет и продолжает на одном дыхании. — Просто сегодня я устала.

Шейна удивленно вскидывает бровь — слишком взрослый тон, слишком взрослая отговорка, слишком… Она качает головой и одергивает саму себя, чтобы не задать если не целую кучу, то хотя бы пару вопросов. 

— Ну тогда давай я уложу тебя спать, а со сказками мы разберемся завтра, идет? — уточняет она, взбивая подушку.

— Идет, — Рита широко улыбается, тут же хмурится и улыбается снова. — Совсем-совсем идет.

Шейна только тихо смеется и поправляет край одеяла.

— Увидимся за завтраком, — произносит она уже у самой двери, задержав пальцы на выключателе. — Спокойной ночи, малыш.

— Спокойной ночи, Шей, — желают ей в ответ, кажется, по прежнему широко улыбаясь.

 

Или хотя бы чтобы вечером она столкнулась с Мартином, выслушала очередную порцию его странных шуточек или вопросов.

Или — хоть что-нибудь, только бы не оставаться один на один с этим тошнотворным сладким запахом, с обрывками фраз, которые мечутся в голове как круглые шоколадные конфеты в жестяной банке.

Хочется, чтобы все происходящее оказалось просто сном, затянувшимся и слишком реалистичным.

Хочется проснуться.

Хочется спать.

 

 

Снег валит огромными хлопьями, плотной шапкой взбитых сливок ложится на забор и верхушки фонарей. Сквозь молочную пелену дорога едва различима, и подъехавшая к воротам машина похожа на подающий непонятные световые сигналы инопланетный корабль. 

Шейна замирает, прижавшись виском к стеклу: ждет, пока погаснут фары, и на белом фоне появится темная клякса чужого пальто, пока она не перестанет быть видимой, скрывшись под закрывающим ступени козырьком, — и только после этого бесшумно выскальзывает из комнаты.

 

— Куртку возьми у Монти, она мелкая как и ты, к тому же на выходном сегодня, — мисс Барти кивает в сторону личных шкафчиков поваров, как только Шейна входит на кухню. — Вечером постираю, к завтрашнему будет как новенькая.

Шуршит бумажный пакет, на стол ложится упаковка бекона, специи, жестяная банка со свежемолотым кофе.

— Не передумала насчет пирогов?

— Нет, — Шейна качает головой, застегивая куртку и подкатывая рукава выше локтя. — Мы же еще вчера договорились, что я помогу с ними, потому что вы ездили в магазин.

— В том-то и дело, что это было вчера, — улыбается мисс Барти, высыпая яблоки в мойку. — К тому же, в магазин я поехала не из-за тебя.

— Догадываюсь, — хмыкает Шейна, окидывая взглядом полки и пытаясь понять, на какой из них может быть мука и сахар. 

— Масло и яйца в правом холодильнике, сыпучее вон там, — заметив ее взгляд, указывает мисс Барти. — Надеюсь, ты закончишь с тестом, пока я мою яблоки.

— Я тоже.

— А еще, будь добра, расскажи мне, что такого сделал этот парень, раз ты готовишь ему завтрак. И даже не в феврале.

Шейна закусывает губу, чтобы не рассмеяться, — еще немного и весь приют будет знать, что и для кого она делает, а уж какие причины они придумают…



Val Matzkevich

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться