Облачиться в шкуру волчицы

Размер шрифта: - +

Глава 3

Хавьер сидел в старом кожаном кресле и в глубоких раздумьях. Сантьяго сказал, что необходимо возобновить перевод записей, и возникло ощущение, что брат задел нечто важное, что как будто пряталось на заднем плане, оттесняемое бесконечным наплывом повседневных неотложных дел.

На чердаке, в большом пыльном ящике с тяжёлой крышкой лежали записи на языке таино. Так ли уж этот ящик отличался от того сундука, в котором они с Сантьяго нашли эти записи почти двадцать лет назад? И сколько он к ним уже не подходил? Быть может, лет десять-двенадцать. И как часто после того, как Сантьяго освоил технику превращения в козла, он говорил себе, что надо бы к ним вернуться? Недавно он давно отсканировал эти бумаги, и хранил электронные файлы у себя на ноутбуке.

Найти файлы на ноутбуке труда не составило. Вот первая часть, которую он понимает достаточно хорошо — ту, где объясняются некоторые основы превращения человека в животное. Во-первых, такие способности есть не у каждого. Во-вторых, обратиться можно только в животное, которое по размеру примерно соответствует размеру человека. И, в-третьих, никакие движения не помогут человеку, который не чувствует зов. Первые колебания должны лишь помочь почувствовать зов, а дальше животное само подскажет, как нужно двигаться. А дальше — черепаха, козёл, кабан. И кайман, в которого, якобы, тоже кто-то превращался, но техника почему-то не описывалась. Возможно, автор по каким-то причинам её не знал.

Если коллегам Сантьяго это нужно — Хавьер мог бы оформить более ли менее связный и последовательный перевод первой части на английский язык. Это заняло бы не так уж много времени — может быть, пару месяцев усердной работы. А вот как быть с оставшейся частью? Хавьер вообще не понимал, что там. Потребовалось бы более плотно изучать язык таино. Он вообще не мог дать никакой гарантии, что ему удастся перевести вторую половину. А если и удастся — насколько содержание перевода будет соответствовать содержанию оригинала — большой вопрос. А уж сколько это займёт времени — вопрос и того более сложный.

Не сказать, чтобы Хавьер был в восторге от работы на кокосовой ферме. Он бы с удовольствием её оставил, если не навсегда, так на некоторое время, и вплотную бы занялся переводом. Да только нужна была ему не разовая подработка, а стабильный источник дохода — жена бы вряд ли одобрила идею, что ей самостоятельно придётся содержать семью из четырёх человек (а скоро должен был появиться и пятый), да и её зарплаты от работы на полставки в супермаркете на такое бы никак не хватило. Но, может быть, всё-таки получится найти немного времени на перевод? В конце концов, Хавьер может попытаться начать с оформления той части, которую они с Сантьяго когда-то уже разобрали. Если он будет записывать хотя бы по абзацу в день, дело уже сдвинется с мёртвой точки, а если не будет — он может так до конца жизни и не вернуться к тому, чем на самом деле хотел бы заниматься.

Хавьер вернул погасший экран ноутбука в рабочий режим и отправил брату сообщение: он попробует. Гарантий пока нет, но первую половину оформить вполне реально за разумное время, а потом будет видно.

 

* * *

Следующее собрание провели сразу после мастер-класса Сантьяго с артистами новосибирского цирка. О мастер-классе помог договориться Шабинский — у него там были какие-то знакомства. Перевоплощение впечатлило, Сантьяго даже пригласили после окончания его контракта с университетом поработать в коллективе. Но, хотя нашлось немало акробатов, которые выполнили комбинацию чисто и правильно, зов почувствовать не удалось никому.

На собрании Артур Булкин объявил, что он выбрал четыре конференции по физике, которые планировались в текущем учебном году в России, давали право публикации в одном из подходящих журналов и, наконец, к темам которых за уши можно было притянуть и их околонаучные потуги. Артур озвучил свой выбор коллегам.

- В ноябре в Томске будет конференция по фундаментальным проблемам теоретической и прикладной механики. Кто хочет поехать в Томск?

- Я хочу! - вызвалась Мальвина. - Но как наша тема связана с фундаментальными проблемами теоретической и прикладной механики?

- Насчёт механики сходу не скажу, но проблемы наши настолько фундаментальные, что про механику никто и не вспомнит, - ответил Артур. - Чтобы показать фундаментальность проблем в полной мере, хорошо бы, чтобы Сантьяго поехал с вами и продемонстрировал перевоплощение, - Артур перевёл взгляд на Сантьяго.

- Да, конечно, - ответил тот. - Я тоже могу поехать. Это далеко?

- Нет, часов пять на автобусе, - вставил Олег.

- Дальше, - продолжил Артур. - В декабре планируется конференция по методам исследований при контроле качества твёрдых тел у нас в Новосибирске, в Институте Полупроводников. Кто хочет?

Кирилл, будь его воля, вообще бы нигде не выступал, но раз уж надо — выбрал вариант с Новосибирском. Благо, до Института Полупроводников от его общежития двадцать минут пешком.

Олег записался в добровольцы выступить на «Современной химической физике» в марте во Владивостоке, а Артуру остались «Наноструктуры» в мае в Москве. Сантьяго читать доклад по физике самостоятельно не мог.

 

После того, как все докладчики были предварительно выбраны, Сантьяго рассказал о результатах переговоров с братом по поводу перевода записей.

- А если кто-нибудь поедет в Пуэрто-Рико и поработает за него на кокосовой ферме, а он бы пока переводил? - спросила Мальвина.

- Но у всех учёба, работа...

- А летом?

- Не уверен, что мы сможем оплатить такую поездку, - задумчиво пробормотал Артур.

- А почему нет? Тот, кто поедет может помогать и в самом переводе. Или заодно проводить какие-нибудь исследования. Или на русский сразу переводить. В конце концов, можно оформить стажировку... - не унималась девушка.



Екатерина Авдеева

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: