Облачиться в шкуру волчицы

Размер шрифта: - +

Глава 5

Когда Назар, аспирант из Алма-Аты, вместе со своими друзьями-коллегами прибыл в гостиницу «Заря» в двенадцать ночи, он вообще-то хотел уже просто лечь спать, а не ездить вверх-вниз по этажам. Пока они с Борей распаковывались, пока собирали небольшие рюкзачки назавтра, пока укладывались - время уже оказалось ближе к часу, а завтра с утра — на доклады. Уже вроде погасили свет, легли спать, но тут Назар понял, что они не знают, во сколько завтра идёт автобус от гостиницы до ТГУ.

- Борь, ты помнишь во сколько завтра автобус? - спросил Назар своего соседа.

- Не-а.

- Вот ведь...

Он помнил, что внизу, у стойки администратора, висело объявление, даже автобус был нарисован. Участников конференции просили не опаздывать. Да и не хотелось опаздывать, ведь с утра будет регистрация, да ещё обещали выдать кофе с булочками, да его доклад один из первых. Пришлось встать, по-быстрому натянуть штаны и направиться к лифту. «Вниз» - нажал Назар. И вскоре послышался шум поднимающейся кабины. Назар вошёл и поехал вниз.

На полу одиноко лежала карточка в бумажной обёртке. Назар поднял её. «338» - было написано на бумажке. «Надо же» - усмехнулся Назар. Носить с собой карточку от комнаты в обёртке, на которой написан номер — примерно такой же экстрим, как носить банковскую карточку с написанным на ней пин-кодом. Впрочем, владелец мог только-только зарегистрироваться и выронить её в первую же свою поездку на лифте. Не повезло человеку. Но, чтоб не потерялась, Назар подобрал карточку. Лифт остановился, двери раскрылись.

«Вон, вон!» - услышал Назар сердитые женские крики. В дверях мелькнули задние лапы выбегающей на улицу большой серо-белой собаки. Парень невольно поёжился, представляя, что бедному животному придётся ночевать на этом жутком морозе, но наверняка собака знает, где спрятаться от холода.

Назар отдал администратору потерянную карточку, по всей видимости, от номера «338», узнал, во сколько утром отъезжает автобус, и поднялся к себе в номер, ведь на сон оставалось не так уж много времени.

 

* * *

 

На случай, если что-то шло не так, у Мальвины всегда был один и тот же план — придумать новый план. Или два. Или несколько. Пробраться в свой номер не получилось, тем более незаметно, вернуть себе человеческий облик — тоже.

Интересно, какая погода на улице? Вечером было где-то минус пятнадцать, к ночи должно было ещё похолодать. Но волчица, похоже, получилась сибирская, с длинной густой шерстью, так что не мёрзла. Мальвина только сейчас осознала, что она абсолютно голая, и от этой мысли смутилась. Почувствовала, как вспыхнули щёки, но вряд ли под шерстью кто-то бы заметил покраснение. Как румянец вообще проявляется у волков?

Сантьяго в облике козла тоже всегда появлялся без одежды, но это никого не смущало, Мальвина даже никогда об этом не думала — животное и животное. Да и пребывал он в нечеловеческом обличье всегда недолго. Никому, конечно, не было дело и до её наготы, скорее, людей мог настораживать или даже пугать сам факт нахождения крупной «собаки» без намордника и хозяина в неположенном месте. Как это произошло с сотрудницей гостиницы. Но самой Мальвине без одежды ощущалось совсем непривычно.

«Не отвлекаться на всякие мелочи» - скомандовала она сама себе. Нужен новый план действий. Например, если написать сообщение с призывом о помощи перед входом в гостиницу. Утром люди будут выходить, в том числе участники конференции, вот и увидят надпись, глядишь, кто-нибудь и поможет. Волчица встала перед крыльцом гостиницы и на плотном, утоптанном снегу начала выцарапывать: «Помо». Да уж, когтем писать совсем неудобно и долго и такое ощущение, что вот-вот его вывернешь и сломаешь.

Мальвина притащила толстенькую палочку и обвела четыре буквы, держа палку в зубах. Тоже занятие не из приятных и не из лёгких. Но что делать? Оставить сообщение надо было, времени в запасе оставалось много. Она старалась делать буквы толстыми, чтоб утром сообщение обязательно бросилось в глаза. Ветер немного запорошивал снегом её надпись, и чтобы увеличить шансы на успех, приходилось делать буквы ещё более толстыми. Слабенького освещения от фонарей на крыльце и из холла сквозь стеклянную дверь хватало, чтобы самой видеть результаты своих трудов, но вряд ли кто-то бы сейчас обратил внимание на неё. Впрочем, получить ещё раз палкой по спине не хотелось.

Через какое-то время на снегу перед крыльцом гостиницы «Заря» красовалась надпись: «Помогите! Мальвина Ястреб (номер 338) превратилась в волка! Позвоните Артуру Булкину». Конечно, не очень убедительно, но уж как есть. Если кто-то читал аннотацию к её докладу, то, может, и поверит. А если и нет, то кто-нибудь хотя бы может полюбопытствовать, что там творится в номере 338. Подумав, она, на всякий случай дописала: «Телефон в номере 338». Хотя, кто заинтересовался бы надписью, и без того смогли бы найти какие-нибудь контакты Артура.

Несмотря на навалившуюся усталость, Мальвина сделала ещё несколько попыток перевоплотиться в человека. Она выгибалась, она пыталась делать туловищем волны, она кувыркалась. Но зов не приходил. Похоже, с невозможностью вернуть свой облик до выступления на конференции придётся смириться. А потом Сантьяго проконсультирует при встрече.

Мальвина заползла в защищённую от ветра щель между крыльцом и большим сугробом. Ей и так-то в шкуре волка было нехолодно, но в этом укромном уголке она и вовсе почувствовала себя, как в комнате. По температуре, конечно, не по уровню комфорта. Она раскопала себе немного побольше места, свернулась калачиком и уснула, не обращая внимания на непривычный шум. «Вроде бы волки живут в лесу всю зиму и не замерзают» - мелькнула последняя мысль, призванная успокоить, ведь Мальвина привыкла считать, что вот так вот просто спать в минусовую погоду на улице — это смертельный номер. А если вдруг она перевоплотится обратно во сне, то наверняка проснётся. Хотя, такого, вроде бы, и не бывает.



Екатерина Авдеева

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: