Облачиться в шкуру волчицы

Размер шрифта: - +

Глава 12

По контракту с университетом Сантьяго должен был отработать год, но, в связи с закрытием кафедры и лаборатории, работать оказалось негде, так что контракт пришлось расторгнуть. Лечение другим климатом и непривычными условиями козлу пользы не принесло, и если кто и мог теперь с этим помочь, то только Хавьер, если бы нашёл что-нибудь важное в рукописи. Смысла оставаться в России больше не было, как и оснований для продления иммиграционного статуса.

Теоретически семестр заканчивался в конце января, вместе с сессией, но по профильным предметам ММЧ все студенты уже получили оценки, так что Сантьяго закончил в декабре. Жить и работать в России — это, конечно, уникальный опыт и яркие впечатления на всю жизнь, но всё-таки какое счастье, что наконец-то закончится безвкусная непривычная еда, прорыкивающий насквозь все уши русский язык, совершенно недоступные для понимания физические формулы и, самое главное, треклятая сибирская зима.

 

Чтобы добраться до родного острова, Сантьяго потребовалось двадцати два часа и три самолёта. Сначала он прилетел из Новосибирска в Москву. Потом пересёк Атлантический океан рейсом Москва — Нью-Йорк. И вот, наконец, поздно вечером по местному времени третий его за последние сутки самолёт плавно спускался в небе над Сан-Хуаном.

На выходе из аэропорта в лицо ударил влажный горячий воздух. Лампы аэропорта и многоэтажной парковки напротив освещали небольшую зелёную полосу вдоль дороги, на которой ровно, в один ряд стояли неподвижные стволы королевских пальм, и приветственно трепетали перистые листья на их верхушках.

Когда уезжал, Сантьяго не захотел оплачивать длительную — да ещё и неопределённо дилтельную — парковку в аэропорту — и оставил машину в гараже у родителей. Так что сегодня его встречал Хавьер.

Полчаса Сантьяго простоял, прислонившись к опоре и стараясь не упасть от непреодолимого желания спать, но после этого знакомый чёрный «Ниссан» действительно подъехал и остановился рядом, а в слабоосвещённом окошке Сантьяго без труда узнал физиономию собственного брата.

Сантьяго закинул чемодан в багажник и плюхнулся на пассажирское сиденье. Хавьер из машины выходить не стал, так что обниматься пришлось через коробку передач посередине.

- Живой? - спросил Хавьер, трогаясь с места.

- Живой.

Аэропорт стоял на берегу Атлантического океана, так что в какой-то момент можно было через открытое окно услышать, как гул взлетающих позади самолётов уступает шуму волн, обрушивающихся на городской пляж. А через двадцать минут братья выехали за пределы густонаселённой агломерации Сан-Хуана.

- Нужно заправиться, - сказал Хавьер и остановился на заправке.

Оба вышли из машины, и пока Хавьер проводил манипуляции со шлангом и кредитной карточкой, Сантьяго направился к магазинчику купить воды. Свет из окон и стеклянной двери магазинчика с одной стороны и подстветка стоек с бензином с другой покрывал практически всё пространство между ними, но всё-таки полоса толщиной метра в три оставалась плохоосвещённой, и, если не вглядываться, то толком и не различишь, что там под ногами. Сантьяго и не вглядывался, пока прямо в середине этой затемнённой зоны не запнулся о что-то пружиняще-мягкое, расстеленное внизу у самых ступней.

Машинально он глянул вниз, и сначала было решил, что под ногами лежит толстенный шланг, непонятно откуда и зачем взявшийся, но уже через мгновение понял, что ошибся. «Шланг» зашевелился, всколыхнулся волной, верхние гребни которой тут же попали в зону освещения, и Сантьяго разглядел чёрно-серый узор, лоснящийся в тусклом свете. В следующую секунду он увидел прямо перед собой змеиную голову. Сверкнули два жёлтых глаза, челюсти резко разжались и тут же клацнули, больно впившись в плечо.

- Аааа! - Сантьяго вскрикнул. Хвост тут же подобрался и, плавно перетекая в туловище, оплёл Сантьяго несколькими тугими кольцами, намертво прижав руки к бокам.

- Помогите!

Крик заставил сильно выдохнуть, и змея, воспользовавшись освободившимся от воздуха пространством, тут же затянула кольца ещё сильнее. Следующий вдох было сделать уже не так просто, а змея и тут была начеку, сжав Сантьяго туже. Он упал. Каждый последующий вдох давался чуть-чуть труднее, а кольца вокруг туловища всё стягивались и стягивались.

Хавьер подбежал и одновременно позвал на помощь. Из магазинчика выбежал мужчина, но больше поблизости никого не было. Хавьер с продавцом вдвоём попытались разжать змеиные кольца, но у них ничего не вышло. Тогда Хавьер стал звонить в службу спасения, а продавец вновь скрылся в помещении.

Тут змея неожиданно ослабила хватку и оставила жертву, лежащим не земле в скрюченном состоянии. Сантьяго просто дышал, дышал и дышал, до конца не веря, что отделаться удалось так легко. А змея свернулась рядышком, спрятав голову в складках своего длинного тела. Продавец вновь выбежал, держа в руке пистолет, но, увидев, что змея человека отпустила и вообще свернулась, не решился выстрелить. Мужчина просто держал оружие наготове, не спуская глаз с опасного хищника вплоть до прибытия полиции, которая, к счастью, приехала достаточно быстро.

Полицейские занялись змеёй, а парамедики загрузили Сантьяго в машину скорой помощи.

- В какую больницу везёте? - спросил Хавьер водителя.

- Региональный медцентр.

- Я поеду следом, - сказал Хавьер, обращаясь к Сантьяго.

 

В больнице сказали, что змея, которая напала, неядовита — сетчатый питон. Удушение же могло бы быть смертельным, но длилось недолго, и не успело особо навредить. Пульс поначалу был сильно учащён, но довольно быстро приходил в норму сам собой.

Хотя питоны и неядовиты, но анализ крови в больнице всё равно взяли, и пока его делали, оба брата успели пару часов поспать — Сантьяго на кушетке для пациентов, а Хавьер в неудобном кресле для посетителей. Анализ оказался в норме, Сантьяго отпустили.



Екатерина Авдеева

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: