Областная: право выбора

Глава 40

Сергей Вадимович хмуро оглядел коллег. Максимова встретила его взгляд открыто, Каревская так и не подняла глаз от лежащего перед ней блокнота. Ткаченко и Бондар привычно отвернулись, сделав вид, что их интересуют благодарности и дипломы на стенах. Лишь Лозинский слегка улыбался, словно предвкушая интересное кино. Не хватало только двоих.

- Где Бужора и Орновицкий? - мрачно поинтересовался Лубь.

- Меня больше интересует, где Лещук. - Максимова посмотрела на него поверх очков. - Ведь мы же собрались по поводу...

- Именно. И я считаю присутствие Лещук неуместным. - Предупреждающе повысил голос Сергей Вадимович.

- То есть поведение коллеги и вопрос её дальнейшего пребывания здесь мы будем решать без неё? - подняла брови Наталья Юрьевна.

- Наталья Юрьевна, я думаю, Сергею Вадимовичу лучше знать, что и с кем обсуждать. - Лениво протянула Каревская.

- Зато вы лучше знаете, кому и как угодить. - Бросила Максимова и едва заметно усмехнулась, заметив взгляд, которым её наградила Анна Сергеевна.

- Разрешите? - в кабинет заглянул Орновицкий и посторонился, пропуская Асю. Каревская, прищурившись, наблюдала, как коллеги рассаживаются. Её взгляд быстро скользнул по Асе и переместился на Глеба, но тот даже не глянул в сторону Анны.

- Рад, Глеб Александрович, Александра Михайловна, что вы наконец почтили нас своим присутствием. - Язвительно произнёс Сергей Вадимович. - Разрешите начать?

- Разрешаю - Орновицкий поудобнее устроился в кресле.

Лубь сердито засопел, но сдержался.

- Коллеги, мне стало известно, что Лещук Ирина Васильевна подала заявление об уходе. Я никого удерживать не собираюсь, но обстоятельства, при которых это происходит, не дают мне права молчать. - Сергей Вадимович постучал ручкой по столу.

- Так не молчите. Посвятите и нас в тайны мадридского двора. - Негромко сказал Глеб.

- Посвящу, если вы не будете меня перебивать. - Покосился на него Лубь. - К сожалению, мне стало известно, что Ирина Васильевна проявила себя как некомпетентный врач, но при этом назначала препараты, которые находятся в закрытом доступе и брала за это деньги.

- Откуда информация? - отрывисто спросил Ткаченко.

- Из надёжных источников, Сергей Дмитриевич. - Протянул Лубь.

- И доказательства есть? - прищурилась Максимова.

- Есть. - Сергей Вадимович покосился на Каревскую. От него не укрылось, что та отвела взгляд. Лубь забеспокоился. Неужели что-то произошло? Но сейчас нельзя, чтобы его позиции пошатнулись. Иначе придётся всё делать самому... А руки марать не хочется.

- В чём заключается некомпетентность Ирины Васильевны? - спросила Максимова.

- Есть такая пациентка, Колчак. Лещук так и не поставила диагноза. Всё предварительные пишет. А состояние пациентки ухудшается. И препараты ей наше светило хирургии выписывает не из дешёвых.

- Колчак? - всплеснула руками Ася. - Да вы покажите мне, когда эта Колчак прошла хотя бы одно обследование, на которое её направляла Ирина Васильевна!

- Что вы имеете в виду? - нахмурился Глеб.

- Ирина Васильевна каждый раз её направляет на МРТ, на УЗИ, но та ничего не проходит, а потом опять жалуется, что ей плохо. - Ася махнула рукой, сердито вздохнув.

- Согласна. - Поддержала коллегу Наталья Юрьевна. - Я знаю Колчак, сама ей направление писала. А результатов-то нет. Я считаю, что нет вины врача в том, что пациент не прошёл необходимых для постановки диагноза обследований. Лещук не экстрасенс.

- Значит, одним обвинением меньше. - Подытожил Глеб. - У вас что-то ещё, Сергей Вадимович?

- Глеб Александрович, вы забываетесь! - угрожающе приподнялся с кресла Лубь. - Финансовые махинации никуда не делись.

- Доказательства, Сергей Вадимович? - Орновицкий лениво водил ручкой по листу бумаги. - Такие же, как с Колчак? Высосанные из пальца?

- Будут доказательства. - Сергей Вадимович снова опустился в кресло.

- Я так понимаю, сейчас мы можем быть свободны? - Наталья Юрьевна укоризненно посмотрела на заведующего. - Сергей Вадимович, я бы рекомендовала вам впредь, когда собираете коллектив, быть уверенным, что есть повод. У вас, возможно, есть время на пустые разговоры. У меня лично нет.

И она первой покинула кабинет заведующего. За ней потянулись коллеги. Наконец в кабинете остались лишь Каревская и Лозинский.

- Поспешили вы, Сергей Вадимович. - Протянул Лозинский. - Поспешили...

- Хоть вы не начинайте... - Поморщился Лубь.

- Станислав Анатольевич прав. - Подала голос Каревская. - А кроме того, у нас проблема. Карточка Колчак пропала. Конечно, я подозреваю, что вскоре она найдется. Но её исчезновение не случайно.

- Как?! Как вы могли допустить?! - Лубь грохнул кулаком по столу и поморщился.

- Пусть это будет самая большая проблема. - Усмехнулся Лозинский. - Карточку можно и заменить.

- Можно. Но не нужно. Не будем оттягивать. Завтра на счёт Лещук поступят деньги. Послезавтра у неё должны оказаться ампулы. Вам всё ясно? - Лубь исподлобья посмотрел на коллег.

- Ясно. - Пожала плечами Анна.

Лозинский лишь кивнул. У него миссия была сложнее. И одними ампулами он ограничиваться не собирался. С Лещук у него свои счёты. А значит, нужно нейтрализовать мозгоправа на этот вечер. И наконец получить своё. А там уже наплевать, что будет с этой рыжей ведьмой. Главное, что он успел хорошо укорениться в областной, завести связи... Осталось лишь завершить незаконченные дела.

И, выйдя из кабинета заведующего, Станислав Анатольевич набрал уже знакомый номер.

- Алло. Это Лозинский. Нужна помощь. Нет, на этот раз не подрезать. Кое-что другое.

Выслушав ответ, он довольно усмехнулся. Всё было в его руках. Осталось лишь чуть-чуть подождать.

* * *

Рустам проснулся от легкого стука двери. Его взгляд упал на Риту. После разговора с Началовым он снова пришёл к ней и просидел возле любимой всю ночь. Владимир Петрович тоже был с ним, но Рустам настоял, чтобы тот пошёл домой. Ему нужен был отдых. Но сам Рустам не мог позволить себе уйти. Ему казалось, что если он уйдёт, с Ритой что-то случится. Что-то страшное. И всю ночь Рустам держал её за руку, чувствуя слабое биение пульса на тонком запястье. Казалось, кожа Риты стала прозрачной. Тоненькие вены просвечивали причудливыми линиями, а на сгибе локтя расплылся синяк в том месте, куда ставили капельницу. Рустам всю ночь гладил её тонкие пальцы, целуя их и шепча между поцелуями разные глупости. Лишь под утро он заснул.



ValeriaPolonchuk

Отредактировано: 15.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться