Облепиховое пламя

Размер шрифта: - +

6

Глава 6

Стоя за спиной Демьяна, я дрожащими руками застёгивала пуговицы, поправляла рубашку, разглаживала ладонями юбку, надеясь на то, что ничего компрометирующего эти двое не застали. Хотя, судя по крайней степени удивления на их лицах, что-то они увидели, ну или догадались, чем мы здесь занимались.

Созидающий, так оконфузиться могла только я!

Первым в себя пришёл Демьян.

— Кирилл, Влад, — поприветствовал он друзей кивком головы, при этом оставаясь невозмутимым. — Что вы здесь делаете?

— То же мы хотели спросить и тебя. Но потом вспомнили, что вы с Норой дежурные.

— Вот именно. Дежурные, — явно на что-то намекая, твёрдо напомнил Демьян.

Влад стушевался и посмотрел на Кирилла, который всё это время молчал и неотрывно смотрел на... меня. Я смущённо отвела взгляд в сторону, было стыдно и неловко, произошедшее заставляло меня нервничать, переминаться с ноги на ногу, теребить ткань юбки. Никогда, никогда я не умела скрывать свои эмоции. Любой проницательный человек может прочитать меня, точно открытую книгу, а проницательности Кириллу не занимать.

— Пожалуй, мы пойдём, — наконец решил Кирилл, в голосе его отчётливо прозвучал металл.

— Да. Пожалуй, — сухо согласился с ним Демьян.

После их ухода между мной и Демьяном воцарилась тишина. Я, как будто в чём-то провинившаяся, так и стояла с опущенной вниз головой, прислушиваясь к отдаляющимся шагам. Хотя почему «как будто»... Я действительно виновата перед Виринеей. И от осознания этого во мне нарастала истерика. Когда шаги стихли, не выдержала и громко всхлипнула.

— Нет, искорка, нет, не переживай из-за них, — тут же среагировал Демьян и крепко обнял всхлипывающую меня.

Не стала сопротивляться, мне хотелось, — по крайней мере, сейчас — чтобы он утешил меня, заверил в том, что всё будет в порядке, что не о чем волноваться.

— Они всё понялиии! — я была на грани того, чтобы позорно расплакаться.

— Даже если и так, я тебя уверяю, они будут молчать, — решительно, но нежно и вместе с тем немного беспечно произнёс Демьян.

— Откуда такая уверенность?

— Нора, просто верь мне, — вкрадчиво, проникновенно попросил Дёма.

Запрокинула голову и скептически посмотрела на него.

— Не убедил.

Некромант закатил глаза.

— Ну, во-первых, мы друзья...

И он выжидающе замолчал.

Этого было недостаточно, а потому мой скептицизм никуда не делся.

— Хорошо, — тяжёлый вздох, Демьян посерьёзнел. — Я поговорю с ними, и если они не захотят молчать, то я заставлю их.

Я напряглась.

— Как? — тихо спрашиваю.

— Не только у нас с тобой есть секреты, — загадочно подмигнул Демьян.

И я поняла, что ничего не поняла.

***

Подъём, надо сказать, дался мне тяжело. Рассеянная, с гудящей головой я завтракала нехотя, вполуха слушая бодрые голоса друзей, которые обсуждали домашнее задание, мною, конечно же, несделанное. Да, в день дежурства меня освободили от занятий, но это совсем не означало, что я могу филонить, отлынивать от выполнения домашки и самообучения, ведь, так или иначе, придётся нагонять сокурсников, отставать ну никак нельзя.

Поэтому, перед парами, я быстренько штудировала учебники, пытаясь заполнить пробелы в голове. Отличница Дженнифер сидела рядом и разжёвывала для меня непонятные моменты, которые с её помощью значительно прояснялись.

Хлопнула дверь, брюнетка подскочила и юркнула на своё место рядом с Васей. Шаги Игната Георгиевича трудно было не узнать, однако за ним следовал кто-то ещё. Полагаю, новенький. Его шаги, в отличие от стремительной хищной поступи декана, были громкими, тяжёлыми, словно передвигался массивный человек.

Я не придавала значения появлению новенького, пока надо мной не нависла внушительная тень. Молодой человек из множества свободных столов отчего-то выбрал мой и опустился на стул рядом. Вскинула голову, чтобы посмотреть на него и вздрогнула.

Не может быть!

Ник... Мой Ник. С чуть осунувшимся лицом и залежами кругов под глазами, но по-прежнему неизменившийся. Он был таким, каким я запомнила его в последний раз, когда мы виделись. Друг детства. Бывший возлюбленный. Единственный, кто был рядом и поддерживал, когда меня травили в школе. За одно только это я безмерно ему благодарна!

Ох, Ник, я бы простила тебе гулянки и однодневные связи, но это означало бы растоптать частицу самоуважения, которая у меня имеется.

Сердце защемило.

Не знаю, возможно это как-то связано с его появлением здесь, но мне вспомнилось обещание-угроза Ника, что мы ещё встретимся. Я-то наивно думала, что он остался далеко в прошлом, но вот он передо мной, сидит совсем рядом, только руку протяни, не иллюзия и не воспоминание. Живой. Настоящий.

Мы оба одновременно сделали вид, что не знаем друг друга. И оттого было ещё больней, потому что в первую очередь я потеряла друга детства и уже потом возлюбленного. Можно, конечно, попытаться начать всё заново, но лишь как друзья, ведь мама всегда говорила: “Единственное, что неизменно — смерть, всё остальное, пока мы живы, подвластно изменениям”. Вот только... захочет ли Ник?

Игнат Георгиевич решил не затягивать со знакомством и избежал такого метода, как долгое представление новенького коллективу. Он ограничился лишь короткой фразой: “Это Никита, теперь он ваш сокурсник, прошу любить и жаловать. В связи с этим тема сегодняшнего занятия — боевая магия”. Вот так вот просто.

Соответственно, после появления Ника, тем более он сидел не где-нибудь, а рядом со мной, я зажалась, стала отрешённой и просидела первую половину занятия словно бы погружённая в транс, изредка улавливая отдельные фразы.



Александра Осенняя

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться