Обломки мифа или "Мёртвые сраму не имут" книга 1 Удаль

Размер шрифта: - +

Глава 7 Князь Вышеслав

Святослав лёг у костра, завернулся в красный плащ. Лежал на земле и чувствовал, что его качает из стороны в сторону, как будто, он лежит в лодке. Под это покачивание он и заснул.

Проснулся от лёгкого прикосновения. Перед ним стоял князь Вышеслав.

— Поднимайся, князь, нам далеко ехать надо. Чёлн нас ждёт.

Святослав хотел было разбудить Волка, что спал рядом, но Вышеслав жестом руки остановил его:

— Не надо.

Было раннее утро, солнце только поднималось, на реке Угре стоял туман. Они пошли к тому месту, где Ресса впадала в Угру. Там их ждал чёлн.

Святославу было удивительно, что он в челне и не гребёт. Но у вятичей, видно, были свои порядки. Он молча сидел рядом с князем вятичей, и смотрел по сторонам. Река петляла между лесистых берегов. Мимо проплывали огромные сосны, мохнатые столетние ели, вётлы полоскали свои ветви в воде.

Зеленела свежая трава — был месяц травень (25. Май).

Вечно молодая богиня Весна-Леля ходила по лесам и лугам вятичей и её приветствовали птицы своим весёлым гомоном, а зелень буйным ростом и цветами.

Ещё в своих походах на север, Святославу нравилась, когда из-за горизонта на море появлялась тоненькая полоска земли. И по мере приближения, в ней угадывались леса, поля, селения и города. Особенно ему нравились горы. Правда он видел их только один раз и издалека.

Если на Десне, особенно в начале, ещё степь время от времени выбегала к берегу, то чем дальше на север, по берегам Десны, Угры и Рессы леса становились всё гуще и гуще. О горизонте не было и речи в этой сплошной стене леса. И только небо голубое или серое проглядывало сквозь зубцы елей.

« Да, летом, — думал Святослав, — здесь не только на лошадях, но пешим много не навоюешь, в этой-то чаще!»

Слева в Рессу впадала какая-то речонка, река сделала ещё одну петлю на юг. И на середине этой петли чёлн пристал к берегу.

На холме высились стены из стоймя поставленных, плотно пригнанных друг к другу брёвен с заострёнными концами, обнесённые рвом и валом. За кругом стен угадывалось строение. «Капище (26. Пространство языческого храма, расположенное за алтарём, и предназначенное для установки капей (статуй, изображающих богов) вятичей» — догадался Святослав. С южной стороны находились ворота, у которых и остановились два князя. Слуги принесли короба с зерном и вручили князьям, а сами встали сзади с такими же коробами в руках. Ворота открылись сами собой. Их, явно ждали. Через ров перекинуто не так, что бы толстое бревно. Святославу подумалось, что если кто в себе не уверен, обязательно упадёт. И жрецы скажут, что боги его не приняли.

Вышеслав уверенно вступил на бревно и пошёл, как по земле. Святослав последовал за ним.

За стеной по кругу стояли идолы богов, вырезанные из дерева, а посередине находился прекрасный храм-терем, где был алтарь главного бога. Храм стоял на двух столбах, изображающих птичьи ноги.

Птицы не принадлежат земле, они принадлежат небу!

И светлые боги славян не принадлежат земле, они принадлежат небу, поэтому и храмы их строят на птичьих ногах.

Князья стали по очереди обходить идолов по ходу солнца, принося пожертвования и прося у богов удачи. Больше всего даров положили на алтарь главного бога. К удивлению Святослава это был Велес. Почему Велес — бог скота и богатства? Этот вопрос Святослав решил отложить на потом.

Вышли из капища, так же как и пришли.

У реки их ждало приготовленное кострище, небольшой железный котёл, топор и деревянные чурки. Чурки надо было ещё наколоть на дрова. Что князья и сделали — половину наколол один, половину другой. Вместе они наполнили котёл водой, вместе сложили дрова на костёр, вместе высекли огонь и подожгли с двух сторон. Повесили котелок над костром. Вместе насыпали крупу, заварили кашу, посолили, потом заправили кашу молоком и конопляным маслом. Сваренную кашу поставили на берегу реки, достали ложки и молча, начали есть.

Это был древний священный ритуал. В заваривании каши участвовали все стихии: огонь, вода, а крупа олицетворяла землю. Кашу ели у воды. У воды нельзя врать и держать в голове плохие мысли, вода не простит, утопит.

Между князьями был заключён союз. Осталось согласовать свои действия.

Святослав разговор начал из далека:

— Почему у вас, вятичей, главный бог Велес, а не Перун?

— Потому, что мы живём землёй, а не войной. Мы пахари лесных полян, а не воины. Воюем мы больше по необходимости. Нас кормит поле, лес, река.

Вышеслав подумал, усмехнулся в бороду и добавил:

— Ну и купцы тоже. Хазары принуждают нас платить дань мехами и рабами. И больше рабов требуют, чем меха. Поэтому и воюем. Зимой наши грады и веси без мужиков стоят: кто на войне, а кто на охоте. Потому, что если мы хазарам не дадим рабов, этими рабами станем мы. Русь чем дань собирать будет?

— Чем обычно. Зерно, мёд, воск и меха тоже. От рабов не откажемся, но настаивать не будем. Рабы не самый лучший товар, если его в греки продавать. Воск, мёд и меха — лучше. Они никуда не убегут и пить-есть не просят.

— И на том благодарны будем.

— А когда земля вятичей будет едина и купцов будет больше, вы богаче будете. Как я понимаю, дань рабами вам не нравиться.

— За неё собственными головами платим!

— Со мной-то пойдёте?

— Пойдём.

— И добыча, взятая с хазар, не повредит.

— Не повредит, если голова уцелеет.

— А что бы ей не уцелеть? Думаешь, не совладаем с хазарами?

Вышеслав усмехнулся:

— Что такое хазары? Собственно хазары народ мирный. Сидят себе по Тереку и Итилю, рыбу ловят, да виноград выращивают. Это ягода такая.

— Я знаю.



Анатолий Гусев

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться