Обломки мифа или "Мёртвые сраму не имут" книга 1 Удаль

Размер шрифта: - +

Глава 30 Взятие Тамартахи

Двинулись дальше вниз по Кубани. Печенеги скакали по правому берегу, касоги и аланы по левому.

Там, где река повернула к морю, аланы и касоги переправились на северный берег и вместе с печенегами поскакали к Тамартахе. Вскоре они окружили город.

Дружины Святослава вышли из реки в море — Босфор Киммерийский, так этот пролив называли греки. И на его берегах, как два стражника стояли два хазарских города — Тамартаха и Корчев. Корчев, хоть и не долго, но побывал в руках русов. Тамартаха, с тех пор как её хазары отобрали у греков, так хазарской и оставалась.

Однодеревки обогнули мыс и пристали к берегу у стен Тамартахи. В гавани у города не было не одного судна, только рыбачьи лодки на берегу. Все, кто мог уйти — ушёл в Херсонес или ещё дальше. Ещё выходя из реки, воины Святослава заметили на горизонте паруса. В городе остались лишь те жители, которым идти было некуда.

— Это плохо, — сказал Святослав ярлам, — если людям отступать не куда, значить будут драться до конца. И драться яростно.

В городе действительно собрались беженцы: хазары из Итиля, Семендера, из окрестных сёл и местные жители — иудеи, греки и прочие различных племён люди.

Тамартаха высилась бело-серой стеной с зубцами и деревянной крышей над ними. Стены сложены не из глины, как в Семендере, а из камня — известняка и ракушечника. Ров начинался на берегу моря, огибал город и заканчивался на берегу. Вала не было, что уже хорошо.

У дружин Святослава не было никакой осадной техники, кроме собственного мужества. Хорошо ещё, что касоги посоветовали взять с собой жерди для лестниц, так как леса в окрестностях города не наблюдалось. Зато был виноградник.

Воины занялись изготовлением лестниц, и опять в дело пошла виноградная лоза.

После осмотра укреплений города, собрались на совет.

— Стены везде высокие. Только со стороны моря пониже. Но они над обрывом стоят. Даже если там вообще стен не было, влезть со стороны моря было бы сложно.

— Я думаю, надо поступить так же как греки в Тарсусе, — сказал Кочле. — Лучникам стрелять так, чтобы из-за зубцов высунуться никто не мог. А остальные — по лестницам на стены.

— Печенеги-то на стены не полезут, — сказал Сверр.

— Не полезут, — согласился с ним Кочле.- Даже греки не заставляли нас карабкаться на стены. Но пока мы стреляем, на вас камни не будут сыпаться и кипяток литься. А если будет вылазка из города, то мы вступим в бой.

— Не будет никакой вылазки, — сказал Тугожь и пояснил: — Нас там нет! Мы здесь! Где они возьмут других конных воинов?

— Нет, — сказал Хсарг, — нельзя ничего исключать. А вдруг возьмут? Хуже не куда для полководца сказать после поражения: «Кто же мог подумать такое!»

— Противника лучше переоценить, чем не до оценить, — сказал Сумарл. — Всегда во время моих странствий я думал, что люди на неведомом берегу сильней и лучше меня, но часто убеждался в обратном.

— Это всё правильно, — сказал Святослав. — А хватит ли у тебя стрел, Кочле.

— Хватит. Тростник нарезали. Будем метать вместо стрел. Перемешаем с настоящими. Противник ведь не знает, что в него летит: настоящая стрела или тростниковая палка.

— Касоги и аланы полезут на стены?

Святослав, прищурившись, смотрел на князя Тугожа и Хсарга.

— Полезут, — твёрдо ответил Тугожь.

— Полезут, — подтвердил Хсарг.

— Прекрасно! — улыбнулся Святослав.

— Прекрасно, — сказал Кочле, — но лучших лучников надо выделить в моё распоряжение.

— Сделаете?

— Сделаем, — ответили князья.

— Юлбарс, твоя дружина тоже полезет на стены.

— Полезем, — ответил князю с неохотой Юлбарс.

— Нет, — сказал Кочле, — я думаю, не надо ему лезть на стены.

— Почему?

— Потому, что его воины плохо это умеют делать.

— Будут стрелять?

— Стрелять из луков, они, конечно, умеют, но это умеют делать и твои воины, и викинги, и аланы, и косоги. Но с нами никто не сравнится. Я думаю, пусть воны Юлбраса смотрят за воротами. Если там, в городе, есть конные воины, и они сделают вылазку, то Юлбарс-ага первый вступит с ними в бой. И будет сдерживать противника, пока мы не подоспеем.

— Хорошо. Это разумно, — согласился после некоторого раздумья Святослав.

— А если не будет ни какой вылазки? — спросил Юлбарс.

— Значить тебе не повезло, — улыбнулся Святослав, — обойдешься без драки.

Рано утром дружины Святослава пошли на приступ. Перебрались через ров, полезли на стены. Стрелы печенегов не давали защитникам города высунуться из-за зубцов стены.

Как только завязался бой на стенах, открылись восточные ворота города, и оттуда вылетели всадники все в чёрном: в черных шапках, в чёрных плащах, в чёрных доспехах и сверкали на солнце только лезвия вороненых клинков. Юлбарс бросил свою сотню наперерез. Кочле стал созывать печенегов в помощь, но тут распахнулись западные ворота и оттуда вылетели точно такие же чёрные всадники. Пришлось Кочле поделить свою тысячу надвое и прекратить обстрел стен. Тугожь и Хсарг созывали своих воинов в помощь печенегам.

Со стен дружины Святослава выбили, а чёрные всадники убрались назад в город.

— Вас там нет? — обратился Кочле, весь перемазанный кровью и грязью, к князю касогов. — А это кто?

— Это? — спокойно ответил Тугожь, тоже весь перемазанный кровью и грязью. — Это мегрелы. Очень не плохие воины.

— Это я заметил. Откуда они взялись?

— Из-за гор. Хазары их, наверное, наняли.



Анатолий Гусев

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться