Обмануть проклятье

Размер шрифта: - +

Глава 3

Агнесса тоскливым взглядом проводила отъезжающее такси. Ещё несколько минут назад она была почти рада, что томительное ожидание подходит к концу и уже совсем скоро она выполнит свою часть сделки и будет свободна. Но теперь, когда оставалось сделать всего несколько шагов, прежде чем очутиться во власти давнего противника, вся её решительность исчезла без следа.

Агнессу откровенно пугало то, что должно было произойти. Она знала, что ритуал обмена энергией сам по себе достаточно жесток, а уж в её случае точно нечего надеяться хоть на какое-то снисхождение. Пожалуй, если она сумеет потом самостоятельно добраться домой, это уже будет удачей.

Массивные ворота разъехались, пропуская её во двор, и тут же захлопнулись за спиной. Глухой трёхметровый забор надёжно отрезал просторный участок от внешнего мира.

Феликс требовательно оглядел гостью и на какой-то миг замер в радостном изумлении. Сейчас она была такой же, как семь столетий назад, когда он впервые её увидел.

Точнее, девчонку он тогда даже толком не разглядел, очарованный окружающим её мягким золотистым мерцанием. Казалось, ещё немного, и даже простые смертные смогут заметить эту лёгкую, светлую энергию, исходящую от неё. Именно часть этой силы он сразу же пожелал заполучить. Он никогда ещё не видел настолько светлую, наполненную радостью колдовскую мощь, могущество без малейшей примеси разрушительной тяги.

Его собственная энергия давно уже была неразрывно связана с тьмой. Так уж вышло, что, как один из перворождённых, он сразу получил слишком много возможностей, и в первом же воплощении, ещё не полностью привыкнув к новой форме жизни, дал себе слишком много воли. Он обрёл власть, но путь к ней стал путём разрушений – так было быстрее и проще, и он в то время не видел никакого повода считаться с теми, кто оказался слабее его, и уж тем более с людьми.

Тогда он ещё не вполне осознавал, что всё – любое действие, любое чувство – выпущенное в мир, больше всего повлияет на него самого. Что излучаемая энергия не уходит целиком, но притягивает к себе своё подобие и в этом приумноженном виде навсегда остаётся с ним, становится его частью. Частью, которая всегда хочет большего, которая, невзирая на его собственную волю и стремления, жаждет расти и умножаться.

Эта невольно созданная им самим тёмная часть души всегда жаждала разрушений, но никогда ими не насыщалась. Чем больше зла он приносил в мир, тем больше хотелось совершить ещё.

Он уже забыл, в какой момент осознал, что этот путь может вести только в тупик, что когда-нибудь наступит миг, когда он уничтожит всё вокруг, и тогда останется только уничтожить и себя самого. Но он всё-таки смог взять над собой контроль. Научился сдерживаться, подкармливать живущее в нём зло маленькими безобидными порциями, научился держать равновесие.

Чужая, менее тёмная энергия неплохо в этом помогала. Забранная у других сила приятно соединялась с его собственной, смягчая её, позволяя почувствовать что-то похожее на покой.

Но с совершенно воздушной, ничем не отягощённой силой он встретился впервые. Можно было подумать, что её обладательница воплотилась первый раз и потому ещё не успела пропитаться разрушением, но её мощь была слишком заметна, слишком сильна для первой жизни…

Феликс качнул головой, отгоняя воспоминания о прошлом. Там осталось много вопросов, но намного важнее было настоящее. При мысли о том, какой подарок его ожидает, вся привычная злость куда-то исчезла, растаяла в предвкушении гармонии.

Он перевёл взгляд на застывшую в ожидании ведьму. Он не понимал, как она сумела сохранить это солнечное мерцание. Да одного только наложенного на него проклятья должно было с лихвой хватить, чтобы её сияние безвозвратно померкло, обрело привычные для него непреодолимые серые оттенки!

- Добрый вечер, - машинально поздоровалась Агнесса, запоздало осознав неуместность фразы.

- Серьёзно? – хмыкнул Зарубин, окончательно решая на время забыть обо всех вопросах. – Впрочем, для меня действительно добрый. Пойдём.

Не оглядываясь, он двинулся вперёд – мимо большого двухэтажного дома, куда-то вглубь сада. Агнесса покорно последовала за ним, мимоходом озираясь по сторонам в попытках отыскать пути к отступлению, но только убедилась в неприступности каменной ограды.

Через несколько томительных минут она оказалась перед предусмотрительно расстеленным на высокой, явно давно не кошеной траве широким покрывалом, все четыре стороны которого были озарены сиянием свечей – чёрной в изголовье, жёлто-золотистой в изножье, и белых по бокам.

- Устраивайся, - приглашающе кивнул Феликс.

Агнесса, даже не думая возражать, более-менее удобно разместилась на неожиданно мягкой ткани, настороженно поглядывая на невозмутимо усевшегося рядом мужчину.

- Будешь? – Феликс протянул ей бокал с вином – единственный, принесённый из дома.

- Спасибо, - тихо, не сумев полностью скрыть недоумение пробормотала Агнесса, с искренней благодарностью принимая бокал.

Под внимательным, нетерпеливым взглядом она проглотила предложенный напиток залпом, с облегчением чувствуя, как потихоньку отступает сковывающее её все последние сутки напряжение.

Не отрывая от неё непонятного пытливого взгляда, Зарубин молча забрал пустой бокал, небрежно отбросив его в сторону, и в следующий миг Агнесса почувствовала, как отрывается от земли. Впрочем, уже через мгновение она упала навзничь, только платье оказалось бесцеремонно отброшенным куда-то в сторону.



Рада Мурашко

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться