Оборотень по объявлению

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 2.

ГЛАВА 2.

Утром я проснулась на удивление в прекрасном расположении духа. Медленно потянулась, до хруста в косточках, посмотрела на яркое солнце, почти дошедшее до зенита и… Подскочила, как ужаленная!

- Проспала! – заголосила я на всю квартиру, спешно скидывая ночнушку и буквально залетая в белье, штаны и блузу. Вот такая я сегодня супергёл.

Собрала телефон и поняла, почему я не услышала будильник – аккумулятор я вчера для подстраховки тоже вытащила. Пугают меня эти незнакомцы, закадычные подружки и настойчивые звонки. Точнее – пугали вчера. А сегодня меня пугает начальство, очень пугает.

Заколов волосы, я провела по ресницам тушью и сделала десятисекундную паузу, чтобы успокоить бешено стучащее сердце.

Благо, до работы было совсем недалеко – пятнадцать минут пешком. Такси я ловить не стала, прекрасно зная, что в пробках просто потрачу часа два, поэтому со скоростью крейсера пробежала на шпильках пару кварталов и остановилась перед дверями нашего офиса.

- Фух, - выдохнула я. А потом почувствовала, что за мной следят. Знаете, этот взгляд, который все описывают как свербящий между лопаток? Вот один в один мои ощущения.

Я спешно вошла в здание, и мне было уже не так страшно появляться пред «милые» очи директора. Шанса, что он не заметил мое отсутствие, просто не существовало. Я была тем, кто вел договоры с влиятельными клиентами, и у нас каждое утро проходила  «пятиминутка», но я бы ее скорее назвала – разбор полетов.

Мой начальник -  человек умный и справедливый. И в большинстве случаев вел себя вполне адекватно, но были вещи, которые действовали на него, как красная тряпка на быка, и все потому, что он был перфекционистом.

- Лен, тебя шеф просил к нему зайти сразу же, как только придешь, - потянула меня за сумку Катя, наш айтишник, мимо которой я проходила. Сказала она это пугающим шепотом, но я подготовилась к выволочке. Я поставила сумку к себе в крошечный кабинет, сделала глоток холодной воды из кулера и пошла на ковер к Валерию Максимовичу.

Секретарши Риты не было на месте, и я была лишена возможности узнать о настроении шефа. Ну и ладно, перед смертью не надышишься…

А наш гендиректор был в кабинете не один.

- Простите, я позже зайду, - поторопилась извиниться я и уже практически закрыла дверь, когда до меня донеслось:

- Леночка, Вас-то мы и ждем… - и голосом таким елейным, что у меня печенка свернулась…

Я вошла обратно в кабинет, тихо закрыла дверь и с любопытством посмотрела на вскочившую с кресла резвую девушку. Легко, словно не шла по полу, а плыла по воздуху, она преодолела расстояние до меня и сильно пожала мне руку.

Я заглянула в ее голубые глаза, мельком оценила тяжелую светлую гриву волос и точеную фигуру. Она озорно улыбнулась, и я бы засомневалась в ее совершеннолетии, если бы она сейчас не находилась в кабинете Валерия Максимовича. Это была клиентка, а значит, априори лицо, имеющее юридическое право на подпись.

- Елена Жнецкая, - я протянула руку гостье.

- Полина Суворова, - представилась девушка.

- Леночка, Полина – дочка моего хорошего друга. И у нее есть один заказ для нас, - шеф сделал театральную паузу: – Один из самых интересных заказов, которые мне только приходилось видеть.

- Да? Любопытно! – я просто обязаны была это сказать. Мне было немного неудобно под прямым взглядом Полины, но я быстро надела на себя рабочую маску и, пригласив присесть заказчицу, сама опустилась на стул рядом.

- Да! – перехватила инициативу в разговоре госпожа Суворова. – Я хотела заказать приложение, которое работало бы на любом программном обеспечении телефонов…

Она выжидающе посмотрела на меня, и я кивнула, подтверждая, что для нас это не составит никакого труда.

- А что по самой программе? – немало заинтересовало, почему так горят ее глаза. Неужели меня сейчас так удивят тем, что хотят получить, и так заразят энтузиазмом, что я буду выглядеть так же?

Пожалуй, я бы даже не отказалась. Давно я с головой не погружалась в процесс, а просто сдавала сделанную работу без малейшего интереса.

Брови у девушке подпрыгнули, будто бы говоря: «Я тебе сейчас такое расскажу!», она придвинула стул еще ближе ко мне и сказала:

- Сначала подпишем бумагу о конфиденциальности нашего разговора.

Бам! Как хук с лева! Что-что? Какая конфиденциальность?

Я в замешательстве посмотрела на Валерия Максимовичи, а тот даже в лице не изменился, еле заметно кивнул и пододвинул мне несколько листов. Уже заполненных за меня и ожидающих моего автографа.

Ага, дочь друга… И насколько высокопоставленного друга, раз шеф так медом разливается?

Я прошлась по стандартным пунктам договора, внимательно посмотрев, не спрятались ли где пара сюрпризов, и поставила подписи. Заказчица совсем расслабилась и ослепила меня белозубой улыбкой. Удивительно, у нее такие острые клыки… Она о них не ранится?

- Итак, тот продукт, что мы хотим в итоге получить, – противозаконен, - будто в карьер сиганула она, а я почувствовала, что весь добытый из этого самого карьера песок обрушился мне на голову. Я даже несколько раз посмотрела на невозмутимое лицо Валерия Максимовича, чтобы оставаться на связи с реальностью. Он сделал мне «страшные» глаза, и я повернулась к госпоже Суворовой.

- Противозаконен, - проговорив вслух, кивнула я, ожидая продолжения. Хотя нет, я ожидала еще большего сумасшествия.

- Да. Идея в том, чтобы сделать программу-матрешку, - она явно проверяла мой профессионализм.

- Вы хотите настоящие функции прикрыть ширмой, так? – переспросила для галочки я, а сама на автомате потянулась за чистым листом. Когда имеешь дело с заказом - очень важно не упустить ни единой мелочи из виду. Да, я ввязывалась в не очень чистое дело, но на фоне моего четырехчасового опоздания было бы просто верхом наглости тут артачиться. Шеф все это покрывает, значит, вся ответственность на нем. Да и разработчиков фальшивых на официальную версию прикрутим, ничего страшного. Подстрахуемся…



Наталья Буланова

Отредактировано: 11.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться