Обожженные бытом

Размер шрифта: - +

" II "

Стоит признаться, неожиданный звонок немного выбил из колеи, но не искоренил желание пойти в баню. Да, еще послать в баню Павлова вместе с его затеей собрать выпускников в школе, в будущую субботу. Какой же нормальный человек ставит такие сроки? Это же подготовиться надо хоть как-то.

Я быстро собрал все необходимое для посещения бани в гордом одиночестве, натянул спортивный костюм и выскочил из квартиры.

Поворот ключа, ласкающее слух урчание автомобильного двигателя, выброс очищенного фильтрами прохладного воздуха через сопла кондиционера. Трогаюсь с места, но прежде, чем выехать со двора, зачем-то даю почетный круг по периметру, где в центре, чуть на пригорке возвышается детский сад.

В таком ракурсе он похож на неприступную крепость, огороженную сначала решеткой ограды с самозапирающимися скобами на воротах. Затем крутым откосом небольшого холма с извилистыми бетонными дорожками. Затем стеной автомобилей, особенно к вечеру собирающихся в таком количестве, что свободного места можно и не найти вовсе. Затем "рекой" серого асфальта, и, наконец, высокогорной грядой восьмиэтажек, запирающих крепость детского сада плотным кольцом. Именно так, мы с ребятами и воображали более трех десятков лет тому назад... когда деревья еще были большими.

Через гулкую арку я выезжаю со двора, но прежде, чем ворваться в общий поток автомашин довольно шумного проспекта, я цепляюсь взглядом за уходящую вдаль аллею, выложенную бетонной плиткой и окаймленную тонкоствольными деревцами. Это тропинка в школу. Та самая по которой я бегал, ходил, тащился, плелся долгих одиннадцать лет туда и обратно. И, кажется, что уже лет сто моя нога не ступала на эту тропу. А я ведь точно знаю из скольких бетонных плит она выложена. Знал. Точно знал. Но забыл. Надо будет найти время, сходить и пересчитать. И записать.

И действительно ведь, как напомнил Игорь Павлов в сегодняшнем телефонном разговоре, школа совсем не далеко от моего дома. Я жил к школе ближе всех остальных одноклассников. Но за столько лет я ни разу не прошел или не проехал мимо нее. Много лет меня вообще не было в этом городе, а когда бывал, то ближайший к моему подъезду выезд на проспект совершенно в другой стороне от направления в школу.

На подсознании я прижался к обочине дороги и остановился. Хотя двигатель не заглушил и даже не переставил коробку перемены передач в положение остановки, а только с дополнительным усилием вдавил педаль тормоза в пол.

Пристально всматриваясь в уходящий вдаль коридор школьной аллеи, я с горечью в сердце заметил, что нашего клена больше нет. Не осталось даже пня, а тот должен был быть довольно огромный. Зато сирень разрослась и вот-вот, через неделю-другую, заблагоухает пышными, крупными, пирамидальными гроздьями соцветий, где так важно, просто жизненно-необходимо отыскать и съесть сладкий цветок с пятью лепестками, при этом не забыть загадать сокровенное желание.

Уже сидя в парной и млея от жаркого, влажного воздуха и осторожно, чтобы не обжечься, втягивая ноздрями специфический банный аромат, я признался себе, что за все прошедшие годы почему-то совершенно не тянуло ни в школу, ни на встречи выпускников. Одноклассников, конечно же, вспоминал. У нас был очень дружный класс. И учителей тоже. Но чтобы бросать все дела и добровольно тащиться в школу, этого как-то не хотелось. А тут что-то нахлынуло, повеяло и потянуло. 

- Надо сходить, - решительно резюмировал я и сам испугался своего голоса, произнесшего это вслух. Благо в парной никого, кроме меня, не было.

Я вытер пот с лица ладонью, откинулся спиной к горячей деревянной стене и расслабленно прикрыл глаза. Губы сами собой сложились уточкой и умиротворяющую тишину парной нарушил мой тихий свист на мотив старой знакомой песни. А в голове запел какой-то детский хор:

- Пройди по тихим школьным этажам. Здесь прожито и понято немало! Был голос робок, мел в руке дрожал, но ты домой с победою бежал! И если вдруг удача запропала - пройди по тихим школьным этажам...

Вот за что еще можно любить понедельники: в бане никого, кроме меня не было. Я приоткрыл глаза и опустил взгляд вниз. Зачем-то распрямил расслабленно ссутулившиеся плечи и чуть втянул зачинающееся брюшко, хотя на стройность фигуры для своих лет не жалуюсь. Нормативные требования по физподготовке сдаю наравне с молодыми сотрудниками. В спортзал хожу по возможности регулярно. Мысленно сказал себе и сам же с этим согласился: не плохо сохранился Сашка Якутов, можно и одноклассникам показаться.

- Для нас всегда открыта в школе дверь. Прощаться с ней не надо торопиться! - продолжал петь в моей голове детский хор. - Ну, как забыть звончей звонка капель... И девочку, которой нес портфель? Пускай потом ничто не повторится... Для нас всегда открыта в школе дверь.

На словах о девочке, которой кто-то нес портфель, что само по себе довольно обыденно и свойственно многим ученикам многих школ, я невольно вздрогнул. 

Я поймал себя на мысли, что меня вдруг крайне взволновало, а придет ли на встречу выпускников та самая девочка, наша одноклассница, которая сидела около окна и которой я писал записки и свои первые беспомощные стихи. И далеко не все, а крайне мало из всего этого эпистолярного стиля общения я все же осмеливался посылать ей, за много лет так и не получив ни одной записки в ответ.

Придет ли она? И даже не важно, как она выглядит. Главное в том, что я почувствую, когда увижу ее. Накроет ли меня той безумной волной юношеской любви? Долетят ли брызги школьной поры от той самой волны?



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться