Обожженные бытом

Размер шрифта: - +

" V "

Первой подняла руку Аллочка, дождалась утвердительного кивка директора и вышла к доске, звонко цокая длинными, острыми шпильками изящных туфелек. 

По мере того, как мои бывшие одноклассники выходили к доске и оставляли там пару добрых слов "поздравляю", "с юбилеем!", "всех благ" и прочее, подтверждая изложенное личными данными имени и фамилии, я не без интереса наблюдал со стороны. Мысленно отбрасывал прошедшие два с половиной десятка лет и сравнивал стоящих у доски с теми, кого помнил и не забывал, как оказалось, всю жизнь.

Изящная, стройная женщина с короткой стрижкой "под мальчишку" и бронзовым загаром, совершенно нехарактерным для позднего апреля в наших географических широтах, буквально на глазах превращалась в тихую, скромную девочку с двумя толстыми косичками на узких плечах. Аллочке всегда хорошо давалась география, наверное поэтому она прошла тернистый путь от тур-оператора до владелицы туристического агенства. При этом Аллочка лично объездила едва ли не весь мир, чтобы увереннее расписывать клиентам прелести того или иного уголка нашего Мира.

Отличница, золотая медалистка, активистка Марина нашла свое место в жизни в кресле главного бухгалтера в какой-то аудиторской компании. И если умела профессионально сводить дебиты и кредиты, то никак не могла сбалансировать личную жизнь, уже четыре раза успев побывать замужем.

Две толстушки-хохотушки Ира и Юля, неразлучно дружившие с первого класса, превратились в пару стройных женщин модельной внешности со спортивно накаченными и вероятно очень упругими на сей день округлостями. Подруги со школьной скамьи и дальше по жизни пошли вместе. Не в смысле любовного фронта, а в профессиональном плане. Одна стала тренером по фитнесу, вторая косметологом.

В какой-то момент паломничество наших "девочек" к доске нарушил бывший староста. Павлов написал самое длинное пожелание одноклассникам, галантно откланялся перед умиляющейся с нас всех Надеждой Никитичной и вернулся на свое место. Грузный, полысевший, но все такой же энергичный, как раньше, он конечно же не был прима-балериной Большого театра, но вот прораба со стажем в нем было видно издалека. Отличный семьянин, работяга, каких поискать, и все же мозолистые, "золотые" руки строителя иногда брались за граненные бока стакана. И тогда Игорь Павлов уходил в далекое многодневное путешествие по владениям древнегреческого бога Диониса, иными словами, "в запой". 

То, что Яна стала узнаваемым и востребованным фотографом не удивляло, по-моему, никого. Она всегда ходила с фотоаппаратом, разве что модель менялась согласно текущему технологическому прогрессу. Яна и сегодня пришла увешанная фотокамерами и вместо того, чтобы сидеть за своей партой, как все, скакала по кабинету, взбиралась на подоконники, выныривала в проходах между парт и из-за плеч одноклассников. Словом, работала, хотя ее никто об этом и не просил.

Осилив несколько европейских языков до совершенства общения, как в дружеских беседах, так и на техническом и деловом уровне, ненасытная полиглот Галя ушла на Восток. И уже там, наконец, остановилась, бросив якорь в тихой бухте японского города Кагосима, обзавелась семьей и работает переводчиком. На встречу выпускников прилетела с почти другого конца света по первому зову, что, как факт, послужило очередным камешком Павлова, брошенным в мой огород. В ответ я не нашел ничего лучше, чем безучастно пожать плечами, затем передразнить Игоря гримасой, и напоследок совсем уж по-детски показать язык.

Толстяк Славка стал еще больше и шире, но любовь вкусно поесть переросла в любовь и умение вкусно приготовить. Это качество нашего Славки не осталось незамеченным прозорливым взглядом Генки и тот, став успешным ресторатором, переманил Славку из общественной столовой при машиностроительном заводе в свою изысканную кухню. Славка стал шеф-поваром в одном из престижных ресторанов города. Генка поднял уровень своего ресторана и увеличил поток посетителей. Оба оставались довольны по сей день.

Байкер Митя отрастил пивное брюшко, отпустил густую бороду, упаковался в "кожу" и татуировки, и насквозь пропах бензином, гарью и пылью магистралей. Время от времени работал в салоне, искусно набивая татуировки на тела страждущих туземной красоты и привлекательности. Но к тому же, любые неполадки любого двигателя распознавал на слух и устранял в кротчайшие сроки, принимая авто- и мотолюбителей в отцовском гараже, где, собственно говоря, и жил сам. До сих пор не женился, но, видимо, и не стремился к этому. Выбранный образ жизни Митю вполне устраивал.

Не только Митю влекла романтика бесконечных асфальтовых и грунтовых полотен дорог нашей страны и ближнего зарубежья. Ленька сел за "баранку" огромной фуры и чувствовал себя свободно лишь в тесной кабине видавшей виды "Volvo" на скорости свыше ста километров в час. А ночами, на койке в придорожных гостиницах или дома на семейном ложе ему снилось, как он пытается обогнать не только участников автомобильного движения, но и свою судьбу в попытке накопить денег на желанный классический, американский грузовик "Freightliner" с длинной, толстой мордой и торчащими вверх рогами выхлопных труб.

Добродушная, милосердная Надюша сколько я ее знаю переживала за каждую живую тварь и таскала домой то еще слепых, но брошенных на произвол судьбы котят, то блохастого щенка, то птенцов, вывалившихся из гнезда. Девочка выросла и нашла применение своей безграничной любви. Надюша стала адвокатом по уголовному праву.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться