Обращённая. Том 2.

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Никто не прибыл ни в тот день, ни через неделю, хотя они каждую ночь проводили у вокзала, как привязанные. Пожалуй, ни обладай Хосе способностью воздействовать на сознание людей, их тройка непременно стала бы примечательной. В основном – благодаря самому Хосе, не считающего брызги краски на одежде адекватной причиной её стирать и потому щеголяющего в штанах, цвет которых было практически невозможно узнать из-за многослойных пятен. Бруно, собирающий волосы в очаровательный хвостик и предпочитающий отглаженные штаны с белыми рубашками и жакетами, рядом с ним смотрелся смешно, а сама Хелли, хоть и разбавившая немного их компанию, была вынуждена сменить стиль. И, немного подумав, цвет волос. Неизвестно, что применил Хосе, которого призвали для «модернизации» причёски, но теперь от нежных локонов остались торчащие в разные стороны практически неуправляемые чёрные обрубки. Хелли хотелось плакать и смеяться одновременно: из-за потери волос и того, что теперь никто её точно никогда не узнает, насколько сразу изменилось лицо. Краем сознания она подумала, что, возможно, когда-то такой же приём применили и к Бруно, который теперь оберегал свои волосы аки зеницу ока. Его полочка в ванной, уставленная бальзамами и масками, грозила вот-вот обвалиться, в отличие от полки девушки, на которой проживала свою жизнь в одиночестве литровая банка какого-то шампуня со свежим запахом.

-Мы не можем вечно ждать, - пробурчал Хосе, когда солнце начало укутывать первыми лучами верхушки многоэтажек на другом конце города, - Они вообще когда-нибудь приедут?!

-Адора сказала ждать столько, сколько понадобится.

-Ты в курсе, что конкретно я думаю о твоей ненаглядной, так что не надо прикрывать её именем, понял? Три дня – и я снимаю своё дежурство. Хватит, устал.

-Это не по правилам.

-Да чихал я на правила! И на приказы Адоры тоже чихал! – подорвался Хосе и девушка замерла, впервые видя их ссору, - Ты постоянно бегаешь у ней докладываться и, думаешь, будто бы я не в курсе, да?

-Хосе, прекрати, - попытался успокоить друга длинноволосый, но тот лишь больше завёлся, - Остановись сам или я буду вынужден применить силу!
-А что ты мне сделаешь, танцовщица?!

-Я скручу тебя и оставлю здесь на весь день. Полежишь немного, под собственным куполом, чтобы не обжечься сильно, а к вечеру, глядишь, и поумнеешь малость.

-Ты… ты… это нечестно!

Конфликт угасал на глазах, и причина не была ясна. Хелли полагала, будто успела отлично их изучить, однако парни раз за разом преподносили ей сюрпризы. Например, сейчас, стоило Бруно повернуться к ней, как друг, бросившись вперёд, впился ему сзади в шею. Нелепо размахивая руками, длинноволосый пытался сбросить соперника, но тот воспользовался ситуацией, обвивая его вокруг талии ногами и ещё сильнее сжимая зубы. Бруно хрюкнул, рванулся и…рухнул на спину, придавливая противника в асфальту так, что у того, казалось, кости хрустнули. Но на этом бой не закончился: Хосе, наконец, удалось впиться так, чтобы добраться до крови, его клыки удлинились, а глаза, горящие красным, практически засияли. В противовес ему Бруно был максимально собран и потому не давал себя полноценно схватить. Парни окончательно перешли на «наземный режим», отчаянно стремясь прижать другого к неудобной ножке лавочки, однако силы были почти равны, и победитель никак не вырисовывался. Пихающаяся и то и дело распадающаяся на два ругающихся тела схватка, подкатилась к самому краю перрона.

Раздались шаги. В свете фонаря ночного сторожа, решившего проверить вокзал перед закрытием на четырёхчасовой «перерыв», мелькнули две пары красных глаз. Хелли испугалась, ей почему-то пришла в голову мысль, что парни уже несколько дней не охотились и этот день может стать последним в жизни случайно встреченного человека. С лавочки она чувствовала запах ярости и силы, исходящие от них.

-Ха! – воскликнула Хосе и прижал слишком отвлёкшегося на сторожа противника за горло к асфальту, - Вот ты и попался, лопух!

-Кто здесь? – спросил человек, слышал звук, но не понимая откуда он идёт, - Эй, а ну – не шалите, а то полицию вызову!

Судя по всему, Хосе закрыл их куполом, а значит – не стоит светиться. Хелли одним лёгким движением запрыгнула с лавочки на фонарь, а уже оттуда – на балку, до которой свет фонаря достать уже не могу. Привлечённый звуком человек обернулся, обшарил лавочку и, убедившись на всякий случай, что на фонаре не устроился какой-нибудь маньяк, ушёл искать нарушителей дальше…

 

Уже дома, закрыв ставни и проверив, чтобы ни один солнечный лучик не мог нарушить их покоя, Хосе достал бутылку вина и с видом великого ценителя зачитал этикетку, из двадцати слов которой девушка поняла только, что вино красное и явно очень дорогое. Несмотря на то, что ни один алкогольный напиток не мог оказать на неё сильного действия, Хелли было жутко интересно попробовать что-то подобное.

-По какому поводу? – на всякий случай уточнила она, подставляя бокал под жидкость цвета крови, - Драку отмечаем?

-УСПЕШНУЮ драку, милочка, - улыбнулся испанец, - Что б ты знала – это первый раз, когда я сумел победить нашу танцовщицу, прижав её к асфальту.

-Тебе придётся доказывать это с помощью записи видео, потому что, чтоб ты знал – я буду всё решительно отрицать.

Хелли посмотрела на Бруно, рубашка которого была больше похожа на полову тряпку по степени чистоты и на модное эротическое бельё – по количеству дырок на ней. Да и Хосе выглядел не лучше – теперь ему точно придётся сменить штаны, потому что ходить с одной штаниной, когда вторая оторвана у самой линии боксёров – попросту неприлично. Сейчас полагалось помыться и постараться поскорее забыть о случившемся, которое могло бы поставить крест на их многолетней дружбе, однако в глазах обоих светился такой задор, что она не решилась нарушить момент.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться