Обращённая. Том 2.

Размер шрифта: - +

Глава 15.

Мистерию выволакивают во двор. Небольшой особняк, спрятавшийся в тени высоких оливковых деревьев, утопает в цветах и их густой запах плывёт над головами толпы, бесконечно переругивающейся меж собой. Испанские вампиры вообще настолько любят ругаться, словно и жизненная цель – устроить самый крупный скандал в истории. Видимо, пока не получилось, ведь они всё ещё пытаются.

Хелли наблюдает за происходящим с небольшого пригорка. Друзья настояли на том, чтобы устроиться именно здесь – на возвышении, скрывшись от остальных зрителей за пышными кронами. После всего, что случилось за последние пару дней, девушка была готова отказаться от затеи выходить из дома вообще, однако Хосе привёл её почти силой.

-Ты должна увидеть всё собственными глазами, - упрямо повторяет в сотый раз Бруно и, подхватывая с земли какой-то непонятный катышек, зачем-то говорит, - Эти деревья некогда плодоносили, роняя на землю свои полные питательного сока плоды, становящиеся ценным маслом. А теперь они могут лишь вспоминать о былом величии, напрасно терзаясь надеждами. Их место – тут, на Аллее Памяти, где хоронят всех вампиров.

-Я видела клумбы прямо в середине улиц, - мрачно буркнула Хелли, - Что, так много вампиров требуют почитания?

-Оливы. Те, что уже не могут дать нормальные плоды и вынуждены впустую высасывать из земли её силу, - словно не слыша, он сделал шаг вперёд, растирая в ладони подобранный ранее катышек, - В плодах нет сока, однако – легенды гласят, что, если вампир, закопанный под корнями оливы, прожил свою жизнь достойно, он вечно сможет смотреть на этот мир через её крону.

-Какая чушь, - она лишь плотнее закуталась в свитер, выданный Хосе из своих запасов, и поёжилась, - Неужели ты в это веришь?

-Мне нравится думать, что смерть – это не конец. Моя человеческая смерть стала вампирским рождением, так почему не может такого случиться снова?

-Потому что…

-Потому что Элли явно не в духе и думает по-другому, - прервал её необоснованно весёлый Хосе, - Не будем раздувать скандал, когда можно обойтись получением удовольствия от чужой казни.

-Её казнят из-за нас.

-Элли, - примирительно похлопал девушку по плечу испанец, - Ты слишком серьёзно относишься к тому, что происходит вокруг. Могу гарантировать, что приговорённая не раз и даже не два совершала самые разные преступления. Бруно залез к ней мозг и сразу перестал корить себя за «невинную жертву», так что и ты прекрати. Мы всего лишь дали возможность искупить свои грехи.

-Ты хотел сказать НАШИ грехи?

-Нет, дорогая, только её. А «наши», как ты выразилась, ещё предстоит исправить. Адора жива, она совсем скоро восстановится и тогда мы снова окажемся в шаге от гибели.

-Но, если Адора жива, то… почему казнь? Зачем? В чём причина?

-Глава счёл наказание достаточной причиной для казни. К тому же – пока окончательно не ясно, жива наша беглянка или нет. Я не смог подобраться достаточно близко, чтобы выяснить это, а обратиться к Господину напрямую побоялся. Потому что чрезмерный интерес может привести его к ненужным выводам. А мы только-только нашли выход.

Хелли замерла. Картина мира, пусть и перекошенная из-за необходимости отправить кого-то на казнь вместо себя, стремительно рушилась. Выжившая Адора наверняка первым делом соберёт людей, чтобы вернуться за Плодом, а потом начнётся настоящая кровавая баня, не дающая выбора. Им придётся либо бежать, прихватив растения с собой и старательно скрываясь от преследования, либо – принять заранее проигрышный бой. В любом случае теперь нет варианта, предусматривающего мирное урегулирование вопроса. И девушка с ужасом поняла, что совсем не переживает из-за этого. Мистерия не была ей близка, а казнь превратилась в настоящий ужас лишь потому, что внутренний голос в мыслях настойчиво повторял о невиновности осуждённой. Адора… они вообще встречались всего раз и, скорее всего, если бы не Плод, и тогда не обратили бы друг на друга особого внимания.

Так что решение далось ей на удивление легко.

-Нужно убить единственного, кто способен нас выдать.

Вот так.

Просто.

Она выдохнула, кожей чувствуя, как Хосе недоуменно молчит, не выдавая своего потрясения. Хелли было удивлена и сама: раньше девушка ни за что бы ни стала соглашаться с необходимостью убийства. Но сейчас… На кону стояло слишком многое: единственные за всё время с самого Обращения друзья, дом, похожая на нормальную жизнь. Переход к вампирской сущности лишил девушку всего, а теперь – она вдруг получила возможность вернуть всё обратно, пусть и в крайне извращённом виде.

Хелли поняла, что имел ввиду Бруно: они слишком многое отдали, чтобы просто так отдать с таким трудом налаженную жизнь ещё и теперь. У них никого нет кроме друг друга, так почему бы ни попробовать выкрутиться, даже ценой собственной жизни? Ведь, в конце концов, она хотя бы будет знать, что сделала всё от неё зависящее…

 

Днём особняк спит. Должен спать, по крайней мере. Вампиры, несмотря на свои невероятные физические данные, по-прежнему не могут обойтись без привычной «перезагрузки», и укладываются в специальные гробы на одном из уровней подвала. Как понимает из рассказа Бруно девушка – причина в возможном нападении и обрушении здания. Эта привычка выработалась ещё во времена, когда Охотники легко достигали города и врывались в особо подозрительные дома, ища вампиров. Сейчас уже нет никакого прока в столь тщательном соблюдении правил безопасности, но Клан всё равно им следует. В основном – из уважения перед Главой, их создавшим.

Ближе к полудню все должны лечь, но на всякий случай – я проверю. Пересеки центральную площадь, войди через окно на втором этаже и направляйся к лестнице, перегороженной металлическими листами. Слева от неё должен быть выход в малый подвал. Будь аккуратна.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться