Обращённая. Том 3.

Размер шрифта: - +

Глава 14.

Макс врёт. Удивляясь самому себе и испытывая ненависть к происходящему, он меньше чем за сутки превращается из совершенно открытого, пусть и немного нелюдимого человека в зацикленного на собственных ощущениях лжеца. Потому что, проводив брата и убедившись, что дверь закрыта, он хватает досье и начинает перелистывать его в поисках дополнительный информации, крайне благодарный Джейсону за забывчивость, ведь иначе у него совсем не было бы зацепок. После он не приходит на последнее перед Облавой совещание. Телефон звонит без умолку, так что в конце концов приходится сообщить разъярённому брату о вдруг расстроившемся желудке. Одновременно с этим Макс просит дать возможность остаться во время «веселья» не в намеченном месте, а дома. Джейсон ворчит, но соглашается: Гарри уже вытряс из него душу, требуя хоть немного свободы, а его властный дядя снова наматывал нервы на кулак несколько часов. Разговор с подопечным проходит без проблем: тот обещает быть к началу Облавы по указанному адресу и не соваться самостоятельно куда бы то ни было. Разобравшись с этим, Макс открывает карту и, наспех найдя приличную футболку и какую-то старую куртку, отправляется по месту проживания семьи Медисон, однако никого не обнаруживает. Видимо, даже лишившись старшей дочери, они продолжают совершать какие-то выезды. Это радует и огорчает одновременно. Парню почему-то хочется, чтобы после его собственного исчезновения хоть кто-то впал в траур, отказавшись от шумных развлечений.

Вообще дом напоминает склад памятных вещей: то тут, то там ему попадаются какие-то дешёвые безделушки, поставленные на видное место. На стене с фотографиями висит несколько пустых рамок, с которых ещё не сняли наклейки с надписями.

«Наша первая малышка, - гласит бумажка под большой рамкой в форме сердечка, - Всегда оставайся такой же наивной!»

«Первая встреча с новым членом семьи, - сообщает другая рамка, квадратная, видимо, часто падавшая, потому что её неумело соединили клеем, - Хелли теперь не одинока»

«Первый зубик, Хлои, - круглая рамка, щедро исчерченная маркерами поверх белой краски, - Две акулы объединились!»

Это выглядит мило и настолько… Макс замирает, пытаясь подобрать правильное слово. Ему хочется и немедленно уйти, чтобы избавить себя от странных мучений, и остаться в этом доме навсегда, впитывая его невероятно знакомый запах.

-Что Вы здесь делаете?

Охотник вздрагивает, рука сама выхватывает нож. Застывшая в дверях девушка поправляет волосы, почёсываясь, отчего шапка сползает вместе с большей их частью. У Макса уходит почти минута, чтобы сообразить, что это просто парик и перестать стоять с открытым ртом.

«Хлоя, - услужливо подсказывает память, - Её сестра.»

-Эм… - зачем-то пытается начать разговор он, - Я ищу Хелли.

-Тогда Вы не по адресу, она здесь больше не живёт, - девушка не выглядит удивлённой таким поворотом событий, но не спешит приближаться, - Кто Вы?

-Меня зовут Макс.

-Хлоя, - кивает она, - Очень приятно. Если вы ищете мою сестру по какому-то важному вопросу, то, пожалуй, стоит обратиться к её новым друзьям.

-«Новым друзьям»? Кто они?

-Понятия не имею. Но должны же у неё быть друзья, раз семьи нет, правильно?

-Я… - в попытке выдавить из себя ещё хоть что-то, он наверняка выглядит как полный идиот, однако справиться с собой не получается, - Я знал твою сестру, мы встречались… пару лет назад.

-Значит, после того, как Хелли ушла, - констатирует Хлоя, - Чаю?

-А… твои родители не будут против?

-Они в больнице, врач зачем-то вызвал, до утра даже со своим звонком ждать не стал. Видимо, последнее обследование имеет шансы стать действительно последним.

-Так цинично, - против воли вырывается у парня, - Ты ведь можешь умереть в любой момент, неужели не страшно?

-Это страшно, когда речь идёт о каком-то одном моменте, а прожив в этом аду почти десять лет, я отучилась бояться, иногда даже думаю: последний вздох – это не так уж и страшно, в конце концов. По крайней мере он наверняка лучше, чем постоянная боль и отсутствие какой-либо надежды.

-Надежда всегда должна быть.

-А у меня нет, представляете? – проходя мимо, Хлоя почти касается его плеча, отчего Охотника обдаёт волной знакомого аромата, - Так что: по чаю?

Он стоит молча, не двигаясь и вдыхая этот запах, навевающий мысли о прошлом, ровно до того момента, пока хозяйка дома, поставив чайник, ни начинает заниматься расстановкой посуды.

-Когда она здесь была?

-Простите? – почти правильно реагирует девушка, но всё равно выдаёт себя испуганными глазами, - О чём Вы вообще…

-Она здесь была, я знаю, - и зачем-то поясняет, - Запах. Всё им пропиталось.

-Странно, я совсем не чувствую.

-Потому что ты человек.

-А Вы… - словно опомнившись, Хлоя резко делает шаг назад, - Не подходите, я ничего не знаю. А если бы и знала – не стала бы говорить. Она не сделала ничего плохого!

-Я ни в чём не обвиняю твою сестру, просто пытаюсь найти.

-Зачем?

-Я… мы были вместе… ну, какое-то время…

-Ты – её парень?

-Эм… вряд ли это можно так назвать. Скорее: старый добрый друг. И… мы встретились совсем недавно, совершенно случайно. Теперь… случилось много всего разного, так что я хочу её увидеть, чтобы разобраться в себе.

Хлоя молчит. Над её чашкой медленно поднимается парок, сворачиваясь в кудри и растворяясь в воздухе, становясь чем-то невесомым. Стоящая у почти у самого окна девушка замечает его интерес осторожно подходит, медленно и напряжённо.

-Мне ничего не нужно от тебя, да и от неё, наверное, тоже, - пытается успокоить хозяйку дома парень, - Только ответы на вопросы, возникающие из-за провалов в моей памяти.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться