Обращённая. Том 3.

Font size: - +

Глава 2.

-Можно Ваш паспорт?

Хелли подняла голову. До этого она даже как-то не думала, что появится необходимость в наличии документов. Однако теперь, войдя в огромный сияющий холл, поняла, насколько важно быть частью общества. Хотя бы номинально, раз по-настоящему уже никак. Потому что Хосе вдруг улыбнулся и жестом фокусника достал книжечку в яркой обложке, улыбаясь девушке за стойкой. Та, осмотрев их молодую на вид компанию, уточнила:

-То есть – два номера на один паспорт, правильно?

-Совершенно верно.

-Теперь видишь, насколько это удобно?

Вампирша вздрогнула, снова оторвала взгляд от паркета и едва не взвизгнула: Бруно стоял так близко, что это уже становилось неприлично. Чуть наклонившись вперёд, он дунул на одну из тёмных прядок, почти сразу вставшую дыбом.

-Что? -на секунду девушке показалось, что собственный голос прозвучал как-то загнанно и жалко, но она тут же одёрнула себя, вынуждая вернуться в реальность, - Прости, не совсем поняла.

-Я говорю, что здорово путешествовать с Хосе. Его Купол позволяет легко обходить языковой барьер, к тому же – наш друг в состоянии убедить кого угодно в чём угодно.

-Да, - вампирша бросила взгляд на администратора, что расплылась в радостной улыбке, - Похоже, он её понравился.

-У него давно никого не было, пора пригласить кого-нибудь на свидание.

-Всё же будет хорошо, правда? – этот вопрос она задала больше для себя, нежели из реального беспокойства, - Ничего не случится?

-Хосе, как приличный человек, сводит свою даму на пару свиданий, потом пригласит в отель и укусит. А утром девушка проснётся с твёрдой уверенностью, что ничего не случилось, и она вернулась домой после долгого трудового дня.

-Разве не логично было бы убедить её в своих чувствах? – удивилась Хелла, - Если симпатия взаимна, они легко могли бы провести какое-то время вместе…

-Днём? – прервав её, спросил Бруно.

-Ну, можно же гулять поздно вечером и…

-Сколько времени потребуется, чтобы девушка захотела познакомить его с кем-то из друзей? Три свидания? Четыре? Хосе безумно добрый и понимающий, такими качествами хочется делиться со всеми вокруг. Особенно – когда влюбляешься. Однако они принадлежат к разным мирам, она – к дневному, он – к ночному? Как думаешь, когда милая барышня сообразит, что с ним что-то не так?

-Не обязательно думать о плохом.

-Если Хосе вдруг заснёт, а она решит открыть окно, чтобы впустить солнце, ему конец. Значит – нельзя расслабляться ни на секунду. Или можно просто отказаться от отношений.

-И что, до конца своих дней быть в одиночестве?! – почти выкрикнула Хелли, однозначно привлекая внимание окружающих их людей, - Не иметь даже малого шанса на нормальную жизнь с кем-то родным?!

Ей казалось, будто Бруно вдруг побледнел. Но лишь на миг, потому как потом он раскрыл губы, позволяя просочиться через них единственному слову.

-Да.

Всё сразу же встало на свои места. Вампирша осознала, насколько глупо прозвучал высказанный вслух собственный страх. И одновременно смирилась с тем, чего боится.

Одиночество.

Струящееся под кожей, схватывающее за горло ледяными пальцами. Оно сродни страху, однако никогда не показывает себя так явно, являясь исключительно в моменты тоски или тревоги за будущее. Пожалуй, именно это чувство порой толкает людей в объятия совершенно не подходящих партнёров, вынуждая начинать заведомо проигрышные отношения. Присущее смертным, одиночество способно буквально уничтожить все амбиции и мечты.

Хелли замерла.

…смертные…

Почему она назвала людей именно так, если никто до этого при ней не произносил подобных слов? И с чего вообще решила отделить себя от окружающих, словно хоть в чём-то отличается?

Если подумать, чем вампир отличается от человека?

Кровь? Ей она не нужна. Жажда, утолённая Кровавым Плодом, осталась лишь неприятным воспоминанием, иногда неприятно касающимся сознания.

Солнце? Тут вообще без проблем: то ли это стало способностью, то ли – очередным подарком от таинственного растения, но девушка способна находиться под яркими лучами без каких-либо последствий.

Чеснок, осина, серебро? Хелли готова была поставить сотню баксов на то, что обычный человек тоже умрёт от кола в сердце или пули, а чеснок… ну, в мире полно людей, не выносящих эту приправу по никак не связанными с вампиризмом обстоятельствами.

Время? Возможно… Но если вовремя менять место проживания, то никто не успеет понять, почему она не стареет.

Таким образом – совсем непонятно, с чего это вдруг появились смертные. Ведь, по сути, Хелли тоже смертна. Да, для её кончины потребуется что-то серьёзнее обычной пули или ножа, но разрывание на части по-прежнему может стать серьёзной проблемой.

-Хелли.

Девушка подняла глаза. Хосе стоял рядом, с интересом рассматривая её сжатые в кулаки руки. И когда только успела?

-Тебе так приглянулся этот угол?

-Эм… - мыслей укрыть собственные переживания даже не возникло, вампирша просто подбирала правильные слова, как бы это ни выглядело, - Я знаю это место. Мы здесь скрывались.

-«Мы»?

-Да, мы. Это было… его первое убежище.

-У него неплохие финансы, если мог позволить себе что-то подобное, - обвёл глазами лепнины Хосе, - За три дня я отдал почти всю наличность, скоро снова придётся отправляться на добычу.

-«На добычу»?

-Ага. Банки, банкоматы, чужие кошельки, в конце концов – всё идёт в ход, когда срочно нужны деньги.

-Ты воруешь?

-Скажем так: временно одалживаю.

-Если тебя поймают…

-Не поймают. В конце концов, можно просто снять с электронного счёта немного, когда совсем приспичит что-то купить.



Дарья Матрохина

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain