Обращённая. Том 3.

Размер шрифта: - +

Глава 9.

-Ты не можешь просто так уходить, тем более – в разгар дня, когда мы физически не в состоянии помочь! Неужели не понимаешь, какой угрозе подвергаешься каждый раз, оказываясь на улице в такое время?!

Бруно носится по помещению из угла в угол, словно загнанное животное. И, хотя его возмущение вполне понятно, Хелли не может заставить себя «держать лицо», так что меньше чем через минуту с начала его гневной исповеди, уголки губ уже сами по себе ползут вверх. Беспокойство друга кажется просто смешным, по мнению девушки подобное поведение в высшей степени бесполезно, особенно – с учётом того, что в неприятности она в основном попадает по вине друзей. Если подумать, вампирша вообще не помнит ни одного случая, когда к проблемам привели её собственные действия.

Выращивание Кровавого Плода изначально было требованием Хосе, изнывающего от любопытства, недавнее сражение – последствием неразумных действий блондина, а «возвращение» Макса…

Макс.

Одна только мысль о человеке, чья память теперь навсегда утеряна, заставляет Хелли вздрогнуть, отгоняя обиду. Он теперь Охотник и поступает так, как должен, личных причин для нападения у него не было.

Однако всё равно бьёт в спину.

Вампирша хмурится, лоб пересекает тонкая складка, что не остаётся незамеченным. Бруно, остановившийся для нового набора воздуха для очередного вопля – на который он уже пару минут как перешёл – подходит ближе, касается пальцами плеча. Смотря на друга снизу, девушка не верит, что буквально пару лет назад могла его не знать, даже не подозревать, что на свете есть человек, способный настолько искренне переживать. Голубые глаза парня прищуриваются, губы поджимаются.

-Ты вообще слушала меня?

-Нет, - честно признаётся девушка, - Прости, задумалась.

-Размышляешь о том, что случилось? Понимаю, встречать старых друзей не всегда приятно, –Хелли вздрагивает от того, насколько точно блондин попал в цель, задевая старую рану, - Но ты должна смириться с положением вещей, иначе рискуешь остаться без головы.

-О чём ты?

-Он - Охотник, ты – вампир. Теперь вы по разные стороны баррикад и физически не можете быть вместе. Твои укусы для него равноценны яду, а его цель – превратить тебя в кучку пепла. Не забывай об этом, опасность заиграться слишком велика.

-Всё ещё не понимаю, о чём ты говоришь.

-Возможно, ты не в состоянии сама себе признаться в настоящих чувствах, потому что не до конца разобралась с эмоциями внутри, но я могу заглянуть человеку прямо внутрь черепа и… Знаю, ты тоскуешь по прошлому, каждая вторая твоя мысль возвращается к этому человеку, но… Это неправильно, совсем. Понимаешь? Если завтра что-то случится, он убьёт тебя. Ты не поверишь, сколько разных историй я слышал. Вампиры не всегда могут ужиться друг с другом, так что выбирают в спутники представителей других видов. Живя веками бок о бок, немудрено просто заскучать, а то и вовсе – дойти в своём кипении до той точки, когда друг друга видеть не можете. Казалось бы, если завязать отношения с человеком, то таких проблем просто не возникнет: он умрёт от старости раньше, чем вампир успеет устать от спутника, но не все из нас способны быстро переключиться с траура на новую влюблённость. В итоге вампир либо сходит с ума, либо находится в бесконечном поиске «половинки», обращая некоторых своих избранниц. С Охотниками, несмотря на довольно натянутые отношения, желающие связать жизнь тоже есть, но это всегда заканчивается трагично для одной из сторон.

-Почему?

-Даже людям трудно мириться с отличающимся от них партнёром. Что уж говорить о двух существах, принадлежащих к разным видам, у которых ровно противоположные жизненные ценности. Для вампира совершенно нормально пить кровь, а для Охотника – убивать пьющих кровь. Однажды они всё равно сталкиваются лбами на фоне этого. А если не будет этого – будет другое.

Бруно замолкает, позволяя девушке проанализировать полученную информацию, но Хелли снова начинает копаться в себе, стремясь больше понять чувства, нежели прислушаться к голосу разума. Парень чувствует напряжение, повисшее между ними, однако не может ничего изменить. В данной ситуации он бессилен и это неимоверно злит.

Скрипит дверь душа, пропуская укутанного в халат Хосе, радостного и почему-то напевающего что-то себе под нос. Бруно встречает его неприязненным взглядом, всем видом выражая положение дел, но испанец, кажется, собирается полностью игнорировать ситуацию.

-Что такого случилось, что ты снова недоволен? – наконец, реагирует брюнет.

-Я пытаюсь объяснить Хелли, как она ошибается, если думает, будто бы сможет завязать отношения с тем Охотником.

-А мне плевать, - бросает брюнет, садясь на кровать рядом с молчащей девушкой, - Вот абсолютно готов принять любое её решение.

-Хосе!

-Не надо так смотреть, в конце концов всё что нам остаётся – молчать и надеяться на её благоразумие. Пока его хватает, когда не хватит – придумаем что-нибудь. Хелли, - тёплая ладонь ложится на тонкие светлые пальцы, поощряя, - Мы примем любое твоё решение, честное слово. Только, когда будешь его приниматься, вспомни, что он тебе нож в спину воткнул, ладно? Потому что я конечно всё понимаю, но данное действие как-то мало смахивает на ухаживание, - он разводит руками, - Ну, либо мы с Бруно – два старика, всё ещё застрявших в прошлом веке и не способных принять мировые изменения.

-С чего вы вообще взяли, что я собираюсь…

-Дорогая, - привлекает её внимание Хосе и указывает пальцем себе на висок, - Мы оба специализируемся на работе с сознанием и, естественно, постоянно проверяем твоё самочувствие после того, что случилось. Просто нельзя быть до конца уверенным в… скажем так, «сомнения в адекватности» иногда могут быть вполне обоснованными. Тем более – когда речь идёт о человеке, только-только вернувшемся с того света.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться