Обратная сторона медали

Размер шрифта: - +

ІІ.

 Покинув покои супруги, Крис было направился в банкетный зал, где пировали его придворные, но на полпути передумал и, приказав принести свечей и вина, уединился в библиотеке.

 Широкий кругозор и образованность всегда были отличительной чертой принца, и получение нового титула только усугубило его тягу к знаниям. Но этой ночью ему было не до наук. Горечь потери особенно остро терзала его душу, а единственной отрадой были вино и бесчетные часы наедине с любимой.

 Он налил полный бокал напитка, глубокий цвет которого посрамил бы лучшие рубины королевской короны, пригубил, неспешно смакуя - он знал, что скоро перестанет чувствовать вкус, - и направился к креслу, по пути сдернув полотно с картины, занимающей большую часть восточной стены.

 Девушка, позировавшая для картины, была невероятно красива. Только у знавших ее лично не закрадывались мысли, что она - лишь плод фантазии художника. Хрупкое телосложение, но это не казалось болезненным, нежная молочно-опаловая кожа без единой веснушки - что удивительно, принимая ко вниманию медно-рыжие волосы, сияющим ореолом ниспадающие до талии; широко распахнутые глаза цвета летнего океана смотрят так искренне и понимающе, а улыбка, навеки застывшая на коралловых губах, столь ласкова, что в ангельском характере девушки просто не возникает сомнений... Всю ночь напролет король с любовью всматривался в дорогие черты, вновь и вновь вспоминая ту, которую потерял.

***

Она просто появилась однажды в замке и очаровала всех своей добротой, кротостью, сказочной красотой и манерами, делающими честь любой благородной даме, проникнув таким бесхитростным образом в сердца всего двора. И в его сердце тоже, как потом оказалось.

 Но она была немая. И, хоть глазами, улыбкой, жестами изящных рук она могла сказать более, чем иные словами, - это ничего не меняло.

 Старые король с королевой благоволили к "бедняжке", как они ее называли, но и в страшном сне им бы не пришла в голову мысль, что их единственный сын, отрада и гордость, может полюбить ее. Да и сам принц, пребывая в безмятежной уверенности, зиждущейся на молодости и положении, что все всегда будет так, как он того пожелает, не задумывался о дальнейшей судьбе этой удивительной девушки. Ему было достаточно того, что стоит обернуться - а она неизменно подле, готовая помочь, коль это в ее силах, или развеять его скуку очередной выдумкой, рожденной ее неиссякаемой фантазией.

 Он привык очень быстро. И начал воспринимать ее как нечто само собой разумеющееся.

 Она так самозабвенно отдавала себя, каждой клеточкой стремясь ему угодить и ничего не требуя взамен, что он, так и не найдя ответов на свои вопросы, просто сделал ее своей любимой игрушкой. Она всей сущностью тянулась к нему, показывая любыми доступными средствами, какой счастливой ее делает его близость.
 
 Ей был не знаком ложный стыд, она была искренна, порывиста, честна и неиспорчена, и сиянье ее дивных глаз предназначалось только ему.

 Казалось, она была даром небес, ибо с ее появлением в королевстве наступил период благоденствия и процветания. Плодородные земли не сушил зной и не терзали ураганы, скот плодился и множился, сады ломились от фруктов, виноградники дарили восхитительные вина, а океан - полные сети рыбы; корабли всегда возвращались в порт, привозя домой чудесные ткани, пряности и драгоценности, а чума, тиф и холера, выкосившие в соседних странах половину населения, обходили стороной.

 Конечно, никто не связывал это с приходом красивой немой девушки. Потом, когда она исчезла, и многие несчастия одно за другим обрушились на королевство, вот тогда начались пересуды, все разные, но сходились в одном - началом конца стал визит принца в Аскарилию.

***

 Он поехал туда без своего рыжего ангела, так как она, по необъяснимым причинам, боялась океана и никогда не ступала на палубу корабля, сколько бы ее не уговаривали. Даже принц не смог повлиять, осерчал и уплыл сам. Кое-кто из горожан утверждал, что видел ее тем вечером на пристани, босую, в слезах, а теплый летний бриз как будто звал ее за собой, ласково перебирая золотые локоны.

 Жизнь во дворце замерла. Король с королевой уныло завтракали, обедали и ужинали, решали государственные дела, по инерции устраивали приемы. Немая девушка редко попадалась им на глаза, и такая нечеловеческая тоска читалась во всем ее облике, что они даже не пытались удержать ее подле себя, дабы не усугублять собственную печаль.

Но вот настал день, когда торговый корабль, зашедший в порт, привез счастливую весть: через три, самое большее - пять дней, принц возвратится домой с сюрпризом. Что это будет, капитан сказать не мог, но со всеми приличествующимися извинениями пообещал воспрявшей духом королевской чете, что он им понравится.

 Во дворце закипела работа, все радостно предвкушали возвращение наследника. Немая, казалось, летала - она была везде, где нужно было что-то сделать, с улыбкой помогала и убегала дальше. Она прямо-таки светилась от счастья...

 К утру четвертого дня, когда корабль появился на горизонте, все уже было готово, а встречать принца на пристани собралось полгорода. "Бедняжка", по настоянию королевы, стояла возле нее, прелестная, как никогда, и не знающая, куда деть руки.

 В тот миг, когда принц появился на палубе, воздух взорвался тысячеголосыми овациями. Только один человек не издал ни звука, но ее сердце хранило больше любви, чем сердца всех остальных, вместе взятых. Она смотрела и понимала, что, будь у нее шанс начать сначала - все произошло бы так же, и ради него никакие жертвы не казались чрезмерными.

 Принц приветственно взмахнул и обернулся, подавая кому-то руку. Грациозно на нее опираясь, на палубу поднялась и встала рядом красивая девушка в богатых одеждах. Все замерло.

 А затем ликующий рев толпы согнал голубей с городских крыш.



Ольга Трибурт

Отредактировано: 26.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться