Обратная сторона медали

Размер шрифта: - +

ІV.

Роскошный свадебный банкет не радовал молодоженов. Они рассеянно слушали поздравления и совсем неубедительно, невпопад, улыбались.

 Первую брачную ночь они провели на одной кровати, но каждый - на своей половине, без сна, томимые лишь своими мыслями, не касаясь друг друга...

 К утру измученная новобрачная забылась в тревожной полудреме. Видения чередой появлялись и таяли.

 Мама, которую Тэсс помнила только по рассказам нянюшки, жалостливо гладила ее по волосам.

 Первая партия в такетту... Отец, несущий ее, девятилетнюю, на руках, испуганный ее падением больше нее самой.

 Рана брата, чуть не ставшая смертельной.

 Первый выход в свет, и страх, леденящий маленькое сердечко...

 Первый поцелуй Криса, слабеющие ноги...

 Рыжая девушка возле кровати, почему-то с кинджалом в заведенных за голову руках. "Почему ты опять плачешь?" - то ли подумала, то ли сказала вслух, и уснула окончательно...

 Удар колокола. Еще один. Тэсс резко села на кровати. Кружилась голова, тело ныло от тяжести свадебного платья. Обернулась к мужу - Крис уже затягивал шнуровку сапог и, не глядя на нее, спешно покинул каюту.

 "Что за странная у них традиция - играть свадьбу на корабле посреди океана?.."

 Тэсс подхватила юбки и, стараясь быть как можно более незаметной, поднялась на палубу. Вид, представший ее взору, поражал и ужасал одновременно.

 Казалось, вода кипела - огромные волны вразнобой двигались друг на друга, разбивались, снова возникали из ниоткуда... И все это неотвратимо приближалось со всех сторон к пятачку неподвижной глади, где, как в ловушке, замерли обреченные корабли с поникшими парусами.

 "Обидно так умирать"

 Тэсс присела, обхватила резной столбик и перевела взгляд на небо - невероятно чистое, с нежной перламутрово-алой зарницей на восходе. Рассвет. Кто бы мог подумать - последний...

 Из всех кораблей остался только один.

 Его подняло гребнем волны над остальными, которые в считанные секунды превратились в щепки. Это был корабль отца Тэсс.

 Все закончилось тотчас же, как будто ничего и не было, лишь останки некогда царственных суден качались на волнах. Солнце наполовину выскользнуло из-за океана.

 Опомнившись, матросы начали спускать шлюпки. На несчастного отца было страшно смотреть... Но что это?!

 Похожая на распустившуюся водяную лилию в своем пышном подвенечном платье, которое чудом держало ее на плаву, вместо того, чтобы утянуть на дно, все еще цепляющаяся за обломок перил, без сознания, но живая... Кто-то дал Тэсс второй шанс.

 Крису тоже. Потеряв в одночасье обоих родителей, ему довелось занять пустующий трон. Он стал достойным преемником и, во многом благодаря этому, королевство смогло выстоять в пору бедствий.

 Тяжелые испытания выпали на долю молодой четы. И они смогли найти в себе силы и качества, необходимые для правления во благо народа.

 Но не могли вновь найти путь к сердцам друг друга...

 Поначалу Тэсс пыталась понять Криса. Сильная по своей натуре, она боролась за счастье, и даже когда окончательно убедилась, что ее законное место занято другой женщиной, не опустила рук.

Проявляя мудрость, не свойственную, казалось бы, столь юному созданию, она прямо иль косвенно старалась заслужить благосклонность мужа. Но что бы она не делала - будь то обучение сирот, помощь беднякам, здравые советы в решении государственных проблем, просто терпеливое послушание, наконец, - ничто не трогало Криса.

 Безжалостный к себе, он отравлял и ее жизнь.

 ...Крис понял, что ошибся, едва отвел глаза, но гордыня и тщеславие не позволили ему вернуться. Он дал свершиться обряду, соединив свою судьбу с Терезой.

 И в то роковое утро, осознав свою вину, он рыдал как сумасшедший на палубе уцелевшего корабля - нет, не о себе, себя он уже не жалел, - по родителям и девочке, говорившей сердцем, которой больше нет рядом, и никогда не будет...

***

 Наступила зима. В родном краю Тэсс зимы как таковой не было - просто менее жаркая пора года, деревья даже не теряли листву, - так что несложно представить, в какое изумление пришла молодая королева, выглянув однажды поутру из окошка.

 Вопреки холоду и скудному меню, состоящему подчас лишь из картофеля и рыбы, а в особенно тяжкие времена - из краюхи хлеба с водой, Тереза полюбила зиму. Она подарила ее южному темпераменту умиротворенность.

 Озлобленность Криса на себя и мир вокруг тоже поутихла. Он уже давно присматривался к жене, хоть и не подавал виду.

 Морозы крепчали, но в серцах супругов лед таял: два обиженных ребенка понемногу вспоминали, как это - дорожить присутствием другого человека. Поцелуй, однажды увенчавший их обмен пожеланиями спокойной ночи, стал неожиданностью для обоих, но испуг почти сразу уступил место страсти, так долго прятавшейся в тайниках их душ...

 Тэсс вновь обрела надежду. Мысль о ребенке, который наверняка окончательно примирит их между собой - вот что согревало лучше соболиных мехов!

 Срок был еще маленький, но ей так хотелось проверить свою догадку - да, впервые со дня свадьбы во взгляде Криса явственно сияла радость. Тереза почувствовала себя счастливой как никогда до этого - все складывается даже лучше, чем она смела надеяться!

От счастья глупеют. Или, быть может, своей самонадеянностью Тереза прогневила богов - кто знает?..
Бедная, она поверила, что все плохое позади... Как корила она себя впосле, как ругала! Но сделанного не воротишь.



Ольга Трибурт

Отредактировано: 26.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться