Обратная сторона радуги

Размер шрифта: - +

Глава 24

Пустые коридоры отзывались моим шагам гулким пугающим эхо, наводя на мысли о фильмах ужаса. В этих самых фильмах за каждым поворотом героя обычно поджидает либо нежить, либо инопланетянин, ну или маньяк с бензопилой. В моем случае мой воспаленный мозг рисовал картинки побега по школьным коридорам от того самого маньяка в сером, и лишь усилием воли я заставляла себя идти дальше. В действительности, неужели со мной могло бы произойти что–то, что могло выбить меня из колеи еще сильнее? Все самое худшее со мной уже произошло, теперь надо думать, как выбираться из всего этого.

У кабинета директрисы я оказалась не одна. Чья–то очень знакомая тень маячила прямо перед дверью заветного кабинета.

– Наконец–то, – Рома развернулся, видимо услышав мои шаги. Его лицо не предвещало для меня ничего хорошего.

– Не подходи, – я вскинула руки, – Я закричу.

– Кричи, – Волков противно заржал, – Ты больше не в фаворитах.

– Чего? Что за бред? Ты пьян?

– А что, нельзя выпить за нового президента этой шаражки? – опять этот противный смех, – Ты выбыла из игры.

Тон парня стал серьезен как никогда.

– Что?

– Ты – никто. Ничтожество. Один звонок, – Рома достал телефон, – И твоего отца закроют. А ты останешься на улице со своей беременной мамашей. И все твои понты пропадут вместе с денежками твоего папаши. Ты думала со мной поиграть? Ну что, сучка, я в игре.

Рома сверкнул глазами, а я сама не заметила, как наткнулась спиной на ледяную стену, а это значило, что бежать мне было совсем некуда.

– Каждый поступок влечет за собой последствия, – я тихо и уверенно заговорила, – Это как бумеранг, только хуже. Ты предал – предали тебя, но в десятикратном размере. Ты украл – украли у тебя... Это жизнь, Рома. Это не игра. А жизнь требует справедливости.

– Что? – Волков поморщился, – Ты мне это говоришь? Я сама справедливость. Мой отец вершит справедливость. А ты лишь мерзкая сучка...

– Я не собираюсь здесь и сейчас с тобой разговаривать, – я намеренно заговорила громче, в надежде, что директриса или секретарь смогут услышать нашу перепалку, а затем, стараясь сохранять спокойствие, шагнула вперед, – Мне туда.

Вплотную приблизившись к Роме, мой нос мгновенно ощутил приторный запах алкоголя и резких духов. Как он вообще в пьяном состоянии попал  в учебное заведение? Неужели папаша с деньгами это и есть пропуск в мир беззакония и безнаказанности?!

– Сдашь меня, – парень наклонился к моему уху, – И из школы попадешь прямиком на Турецкие улочки, где будешь торговать своим смазливеньким личиком, а твой папаша остаток жизни проведет на нарах.

Блеф.

– Если и проведет, – я фыркнула, – То уж точно не потому, что ты этого хочешь. А за меня можешь не волноваться! Уйди!

После того, как я распахнула дверь, в мое плечо последовал удар, втолкнувший меня в помещение. Я не прочесала носом ковер благодаря лишь чистой случайности. Как и следовало ожидать, дальше за мной Рома не последовал, и, так как место секретарши сейчас пустовало, я дернула дверь в кабинет директрисы и зашла, не спрашивая разрешения.

Ксения Сергеевна стояла возле вазона с геранью с миниатюрной лейкой, и мой приход будто бы застал ее врасплох.

– Вишневская, – директриса вздохнула, – За последние два дня ты была главным фигурантом всех странных происшествий и неприятностей. Это настораживает. Спешу напомнить тебе, что отрицательная репутация...

– Ксения Сергеевна, – я имела неосторожность прервать директрису, – Не так давно я выложила одно видео с Романом Волковым в сеть. А сегодняшнее происшествие – акт его мести. Все просто.

– Хорошо, – женщина положила передо мной листок бумаги и ручку, – Записывай все доказательства вины Волкова в инциденте с мусорной корзиной. Пиши в подробностях. Мне важна каждая деталь. Чем больше информации, тем выше вероятность того, что появится возможность отстранить его от занятий.

– Вы это сейчас серьезно?

– Абсолютно. В моих интересах, чтобы этот парень покинул стены моей школы как можно раньше. Желательно, до того, как начнутся экзамены. Очень не хочется портить школьную репутацию.

– Вы хотите сказать, что планируете исключить сына Аркадия Волкова из школы? – я немного растерялась.

– Не исключить, – женщина вздохнула, – А перевести его в любую другую школу. Это учебное заведение – старейшее в нашем городе. Из него выпускались такие значимые люди как…Впрочем не важно. Важно то, что репутация самого честного учебного заведения сейчас стоит под вопросом. И ты должна мне помочь исправить наше положение.

– Неужели сейчас это имеет какое–то значение?

– Конечно. Записывай.

Ксения Сергеевна придвинула листок бумаги ближе. Я уселась за стол и приступила к описанию всего того, что произошло по вине Романа Волкова. Можно ли было это расценивать как предательство? Да, конечно. Но меня этот факт вполне устраивал.



Оксана Северная

Отредактировано: 29.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться