Обратный отсчет

Размер шрифта: - +

Глава 16. Материнский инстинкт

Пробуждение было легким и радостным. Я прекрасно выспалась, прилив сил не позволил долго валяться в постели. Даже отсутствие в пещере Элама не испортило отличного настроения. Осмотрев себя и не обнаружив следов вчерашнего приступа аллергии, я отправилась к водопаду. Ледяной душ разогнал остатки сонливости, мне захотелось покорить Эверест, не меньше. Но после всех происшествий, любимый вряд ли захочет взобраться со мной даже на маленький холмик.

Элам застал меня сидящей на камне, я опустила ноги в воду, а руками разделяла волосы на пряди.

— Вот, держи, — он протянул мне четыре самодельные расчески, — вчера мы забыли о них.

— Спасибо, это облегчит мне задачу.

— Вижу, тебе лучше, — сказал Элам, садясь рядом.

— Да, гораздо, — кивнула я. — Может сходим к долине?

Элам помахал головой, не соглашаясь со мной.

— Но почему?!

— А ты как думаешь?

— Я больше не буду даже смотреть на те ягоды. Или ты думаешь, я не устою и наброшусь на них?!

— Лиза, давай сегодня останемся здесь и если все будет хорошо, то завтра мы отправимся туда.

Как магнитом меня тянуло к тому месту, оно взрывало мой мозг своей мощной красотой, воображение возмущалось от неспособности ранее представить подобное. Невероятным образом там сплелись высота и глубина, простота и загадочность, реальность и недоступность. Еще сильнее меня тянуло к человеку, сидящему рядом. Я не знала, чего мне хочется больше: смотреть на него, говорить с ним или заниматься любовью. Мои уши жаждали слышать его волшебный голос, глаза любоваться его улыбкой, а тело каждой клеточкой почувствовать его прикосновения. Но чего хочет он сам я, не представляла. Иногда я думала, что очень хорошо знаю его. В те моменты он был самым близким человеком на свете. А порой казалось, что рядом малознакомый человек, разгадать, которого у меня не получится никогда.

— Элам, сколько мы здесь? — спросила я, посмотрев на свои ладони.

— Думаешь, я считаю дни? — улыбнулся он, но подумав все-таки ответил: дней девяносто, может сто. Почему ты спрашиваешь?

— Кожа на руках так огрубела, какой-нибудь кремчик не помешал бы.

— Боишься, что твои прикосновения не будут такими же нежными? — рассмеялся Элам.

— Пойдем проверим, вдруг они уже не такие, как тебе нравится, — подхватила я шутку, но Элам погрустнел.

— Милый, я не могу понять перемен в твоем настроении, но строить предположения не хочу. Мы оба помним, чем чуть было не закончилась недосказанность между нами. Ответь, только честно: по какой-то причине ты избегаешь близости со мной или бытовые проблем настолько поглотили твой разум, что не можешь ни о чем другом думать?

Элам глубоко вздохнул:

— Более неожиданный вопрос от тебя был только один.

— Какой же? — заинтересовалась я.

— Голубой я или нет, — ухмыльнулся Элам.

— И все же? — не отступала я.

— Лиза, мне трудно объяснять. Я ждал, когда все само решится. Мне показалось, что ты уже не хочешь этого, что ты не любишь меня так как любила раньше. Я не хочу принуждать тебя к чему-либо.

Услышанное перевернуло мое понимание наших отношений. Я считала, что мы окончательно все выяснили еще на Земле. А получалось, что мои чувства все еще под сомнением и это возмущало.

— Элам, что за бред?! Я люблю тебя больше жизни, ты — мое все! Мне нужны твои поцелуи, как лучи солнца цветам. Я хочу быть только с тобой. Я не понимаю откуда взялись эти сомнения? Нам же хорошо здесь вдвоем. Разве ты не счастлив так же как я?

— Лиза, я счастлив, но больше всего я хочу, чтобы была счастлива ты! — воскликнул Элам, терзаемый непонятными мне мыслями. — Прислушайся к себе, пойми, чего на самом деле ты хочешь сейчас! Забудь, что ты чувствовала на Земле, о чем думала десять дней назад! Только сейчас, только сейчас.

— Элам, мне трудно понять, что движет тобой, но я постараюсь объяснить тебе раз и навсегда, что мои чувства к тебе серьезны и глубоки. Мне жаль, что первое впечатление обо мне так и тянется шлейфом из прошлого в настоящее. Пойми прошу! Когда тебе двадцать, очень легко запутаться. Свои чувства к Андрею я приукрашивала и возвышала, выдавала желаемое за действительное, но я не знала другого, я думала так и должно быть…

— Лиза, остановись, — Элам прервал меня, — ты не должна объяснять и оправдываться. Твои отношения с Андреем ­— это только ваше.

— Да, ты прав, это только наше. Это прошлое, которое не может влиять на настоящее. Элам, я люблю тебя здесь и сейчас, без оглядки назад и без фантазий о том, что ждет впереди.

Глаза Элама заблестели, но он сдержался. Я даже предположить не могла насколько важно для него мое признание. Всегда уверенный в себе молодой мужчина превратился в робкого закомплексованного подростка. Я провела рукой по колючей щеке, заглянула в бескрайнюю голубизну глаз и приблизилась губами к его губам. Элам подхватил меня и, продолжая целовать, понес в пещеру. В этот раз нам было не до нежностей, наши тела соскучились друг по другу, словно сто лет не соприкасались. Всего лишь небольшая размолвка, кратковременное недопонимание, а мы будто разлучались на век.

К концу дня нам пришлось покинуть пещеру, все-таки потребность в пище не отменишь. Мы нашли куст с черными ягодами, быстро насытились и вернулись домой. Наконец, все встало по местам. Больше никаких сомнений, грустных вздохов, печальных взглядов и никакой аллергии. Легкая встряска пошла на пользу нашим отношениям, мы снова забыли о бытовых трудностях, в очередной раз поняв, что на самом деле ценно в этой жизни.

После вечернего заплыва, мы как обычно грелись у костра и доедали остатки припасенных ягод. Элам смотрел на меня «по-взрослому», с ничем неприкрытым желанием, юношеская робость исчезла и это почему-то пугало.



Анна Стефаненко

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться