Обратный отсчет

Размер шрифта: - +

Глава 21. Трудное решение

— Мама, пойдем, — как в бреду услышала я голос Лео, он аккуратно похлопал меня по плечу, пытаясь разбудить. — Мама, очнись, нам пора идти.

Я открыла глаза и увидела юного Элама, мне сказали, что это мой сын Лео. Организм противился всему происходящему, мне не хотелось шевелиться, думать, жить. Лучше всего было бы уйти вслед за Андреем, провалиться в забытье и исчезнуть, но я не знала, как это сделать, у меня не получалось. Юноша поднял меня, занес в машину и усадил в кресло. Он сел напротив и встревоженно посмотрел, совсем как Элам.

— Мам, мы сейчас полетим к тебе. Я побуду с тобой.

Дом свой я не узнала, как не узнавала никого и ничего из моей неизвестной мне жизни. Я прошлась по квартире, разглядела обстановку, но даже тоненькая паутинка воспоминаний не зацепилась ни за одну деталь. Это был чужой дом.

— Элам не хочет возвращать мне память, поговори с ним. Это не моя жизнь, невыносимо знать о ней только со слов других, — обратилась я к Лео, но он опустил глаза и сел на кушетку у стены.

— Мне сказали, что ты мой сын, я не сомневаюсь в этом, но ничего не чувствую. Я вижу, как ты похож на отца и знаю, что со временем полюблю тебя. Только это неправильно, детей любят еще до их рождения, а я даже не помню, как ты родился. Твой брат тянется ко мне, называет мамой. Он хорошенький, миленький карапуз, но не более. Я могу взять любого другого ребенка и буду чувствовать к нему тоже самое. Андрея больше нет. Я чувствую, что была счастлива, я чувствую любовь к нему, но я не помню годы, проведенные с ним. Кто дал Эламу право решать, что мне нужно помнить, а что нет?! Кто он такой, чтобы лишать меня того, что послано судьбой?!

— Он правитель, у него есть такие права, а главное он любит тебя и оберегает, — спокойно, но твердо произнес Лео.

— Как ему только в голову пришло таким способом оберегать меня? Как он посмел один решать мою судьбу? Он случайно не возомнил себя Богом?!

— Он не один принимал решение и уверяю оно далось ему не так легко, как ты думаешь. Когда Андрей принес тебя оттуда, папа едва сдержался, чтобы не убить его. Ты была в ужасном состоянии, вся в синяках и ссадинах. В бреду ты говорила страшные вещи. Обследование показало, что в мозгу происходят необратимые процессы и воспоминания убивают тебя, поэтому ты была погружена в принудительный сон. От физических травм организм быстро восстановился, но что делать дальше мы долго не могли придумать.

— Ты тоже принимал в этом участие?! — схватилась я за голову. — Да как вы могли?! Пока Элам создавал для меня иллюзию счастья, Андрей в одиночестве умирал. Это жестоко и бесчеловечно. Последние дни своей жизни он провел с мыслью, что его любимая женщина засыпает и просыпается в объятиях другого. А вам не приходило в голову, что лучше оставить все как есть? Что я предпочла бы смерть такой жизни? Вы сделали меня предательницей и только продлили мои мучения. Вы просто добили Андрея. Почему вы о нем не подумали?! Он же человек, живой человек! Был…

— Мам, может сейчас все выглядит именно так, но … Смотри, я все тебе покажу.

Лео подошел к окну, провел по его поверхности рукой и пейзаж исчез. Он приложил ладонь и сосредоточился.

— Смотри, — повторил он.

Вместо окна появилось изображение этой квартиры. На кровати в неестественной для меня позе лежало мое тело. Никогда я не спала на спине, вытянув как солдат руки и ноги. Трое мужчин, задумчивые и серьезные смотрели на меня. Лео с отцом сидел на кушетке справа, Андрей по другую сторону кровати.

Первым молчание нарушил Элам:

— Ей нельзя позволить очнуться, ни сердце, ни мозг не выдержат. Ее организм работает на пределе, еще одного стресса она не переживет.

— Нужно стереть из памяти этот день, — предложил Лео.

— И как мы объясним их возвращение? — спросил Элам, отвергая тем самым предложение сына. — Даже если придумать что-то правдоподобное, она захочет вернуться. Этого допустить нельзя, — он снова задумался и продолжил, — оставшись здесь ей предстоит пережить смерть Андрея и это не меньший стресс.

— Что же делать? — хриплым голосом спросил Андрей.

— Убрать весь этот ужас из памяти нужно однозначно, но в какое время ее вернуть? Как выбрать правильный промежуток? — озадачил всех Элам.

— Может вернуть ее до того дня, когда она узнала о моей смерти? — предложил Андрей.

— А брат? Он уже родился, — напомнил Лео.

— А если до того, как я сделал ей предложение…— не отступал Андрей, — хотя нет, есть же Вовка.

— Вовку мы можем забрать и растить как своего сына, — поддержал Лео идею.

— Ты тогда еще не был женат, и ребенок даже не планировался, — опроверг новое предложение Элам.

— Может вернуть в тот день, когда мы впервые встретились и представить ей мою жену и сына.

— Нет, это точно не подойдет, — покачал головой Андрей, — еще раз такого она не переживет, даже год спустя ее нельзя возвращать. Знали бы вы как она мучилась, одни ночные кошмары чего стояли.

В комнате вновь повисла тишина, каждый из мужчин старался придумать как спасти дорогого для них человека.

— Все, я знаю, что делать, — произнес Элам, решительно посмотрев сперва на Андрея, а потом на сына. В их глазах загорелась надежда и они, не перебивая, ждали продолжения.

— Лео, ты берешь Вовку, надеюсь Ниана примет его как родного.

— Да, конечно, — не раздумывая, согласился Лео.

— Андрей, тебе не понравится, то что я сейчас скажу, но другого выхода я не вижу, — сказал Элам, глядя Андрею прямо в глаза.

— Мне понравится все, что может ее спасти, — ответил он. Элам кивнул и продолжил:



Анна Стефаненко

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться