Обретая смысл

Глава 3

Отделившись от всего мира, чтобы справиться с последствиями трагедии, которая произошла на моих глазах, я ушла в себя на два с половиной месяца. Наверное, дар помогал мне концентрировать внимание на подсознании, давая, таким образом, разгрузку для сознания. Я часто ощущала, как мама заходила ко мне в спальню и начинала что-то рассказывать. Мои глаза и мысли реагировали, но я не отвечала и не разговаривала. Слышала, но не слушала. С трудом помню, как ела и пила последние месяцы, будто эти действия делал за меня другой человек. Он дышал, сидел, смотрел, питался, но дар уводил меня совсем в иное пространство. Мама оградила меня от любых визитов, за что я была ей чрезмерно благодарна. Но всему есть предел, да и время лечит. Вернуться было необходимо, чтобы проверить, настолько ли я сильна стала, как подготовило меня к реальной жизни подсознание.

Забыв, как пахнет ветер, дождь и влага, я подошла к окну и сделала глубокий вдох. Легкие наполнились кислородом до самых краешков. Чистый воздух пролетел по каждой части моего организма, вызывая покалывание от новизны ощущений. Какое-то время я по-особому любовалась великолепным лесным пейзажем за окном, влюблялась заново в каждый кедр, тую и кипарис, которые росли на заднем дворе нашего дома. Еще никогда я не ощущала такой гармонии с самой собою. Раздувшись точно тетрадон, сердце выпускало боль и наполнялось жизненной энергией.

Чувство полноты и радости тут же захватило меня в плен. Желудок начал издавать урчащие звуки. Это означало, что аппетит проснулся вместе со мной. Воспоминания больше не резали лезвием по горлу. Оставляли лишь отголосок о себе. Какие-то необычайные радужные надежды на выздоровление манили и переливались. Я смерилась с тем, что Эрика больше нет, запечатлев его в своей памяти, как невероятного человека, которого мне позволили встретить на своем пути. Приняла и поняла, как просила Элизабет. Но вина до сих пор терроризировала душу. Не так просто справиться с тем, что висит камнем на твоей совести. Еще вина подпитывалась жаждой расплаты. Вероятно поэтому, подсознание не справилось с ее последствиями. Все эти месяцы я не переставала думать о собирателе, которого желала найти больше жизни. Только по очереди и не спеша. Постепенно дойду до цели. Пока что я вдыхала кислород, продолжая радоваться тому, что могу вновь ощущать и чувствовать.

Напитавшись положительными эмоциями, я пошла в душ. Словно бы мир выглядел совсем по-иному. Пробудились многие инстинкты, и неожиданно стало интересно, что я пропустила за последнее время: Кайл, подруги, Моника. Хотелось каждому из них рассказать, как я люблю их. И Николос, которого я обидела своим выбором. Он не заслуживает к себе такого отношения. Николос лучше меня. Но я не могу дать ему то, чего он от меня ожидает, и никогда не позволю приблизиться к тому, кто несет в себе опасность — я. Отныне и навсегда мне необходимо быть осторожней, не допускать людей столь близко, чтобы враг не понял, за какие ниточки стоит дергать, чтобы подобраться ко мне. Каково было мое удивление, когда я поняла, что прошло два с половиной месяца и на дворе третье сентября. На рубцевание моей раны ушли месяцы, а казалось, что прошла неделя.

За окном осень, поэтому на улице легкий ветерок. Все еще наблюдая за шуршанием листьев и пением птиц, я заметила, что не слышу мыслей. Дар мой давал сбои. Мне пришлось приложить немалые усилия, чтобы настроиться на чувства и ощущения людей. Только тогда немного атрофировавшийся талант читать мысли начал возвращаться и послышались знакомые до боли в груди голоса родителей:

— Рей, тебе налить кофе или чай? — задала вопрос мужу мама.

— Кофе, дорогая, — прозвучал ответ.

Кажется, я забыла, что можно скучать по близким людям. Папочка, мамочка, я вас так люблю! Не в силах сдержать эмоции, я надела свои любимые шорты с футболкой и галопом понеслась вниз по лестнице. Я дрожала от того, что могу обнять родителей. Видели бы их удивленные лица, когда я вбежала на кухню и сначала обняла со спины маму, а затем сомкнула руки на шее отца. Они молчали, потому что не верили своим глазам, а потом у обоих показались слезы на глазах.

— Мамочка, — взглянула я на маму, — папочка, — перевела я взор на отца, — я вас так люблю! — Оба до сих пор не двигались, не говорили и даже в мыслях было глухо. — Это я. Вы же знали, что этот день настанет. Не смотрите на меня так, словно я — приведение. — Нижняя губа матери дрогнула, делая ритмичные движения в растягивании и сужении, а отец поглаживал скатерть, как щенка по голове. Что-то долго они приходят в себя. У обоих такой шок, что даже чувства пропали. —  Мамочка, — повторилась я, обращаясь к ее благоразумию, — я реальная. Живая. И готова двигаться дальше.

Как будто со стеной общаюсь. Не доверяя своим глазам, родители продолжали  осматривать меня с головы до ног, точно видели в первый раз. Не ожидала такой реакции. Похоже, они не верили, что их дочери может стать лучше, что она вернется к жизни, свыклись с моим положением. Наконец, мать стряхнула удивление с лица и сдвинулась с места. Она протянула руку к моей щеке и погладила ее слишком осторожно, будто боялась, что разобьет хрустальную вазу.

— Детка, все в порядке? — странный задал вопрос отец.

— Угу.

— Ничего не болит? Ты так резко вбежала на кухню. Я до сих пор не верю своим ушам, что слышу твой голос, — дрожал голос отца, протягивая ко мне руку.

— Со здоровьем все в порядке. Я просто хотела вас увидеть, — ответила я, касаясь пальцев руки отца.

— Ты же не уйдешь больше в свою нирвану? — немного испуганно поинтересовалась мать.

— Нет, — уверяла я, и в подтверждение закачала головой.

Это были те долгожданные объятия, которые были нужны нам всем. Мы, как единая семья, были вместе, стояли рядом и роняли слезы радости. Не помню, когда я в последний раз была так счастлива. Мне было важно, что родители не держат на меня зла из-за моего отсутствия, из-за того, что скрыла от них правду о силе, которую получила. Я видела и ощущала, как они старались не задеть моих чувств, но была готова к любому разговору. Осторожно фильтруя речь, они давали мне право выбора темы.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться