Обретая смысл

Глава 7

Через неделю меня выписали, а через месяц, наконец, наступил день рентгена и снятия повязок, к которым, честно говоря, я очень привыкла.

Школу я начала посещать сразу после возвращения домой. Пришлось много заниматься, чтобы догнать ребят по программе обучения. Пусть иногда ломило кости от усталости, но я держалась молодцом и честно отбывала целый учебный день в стенах храма науки.

Со стороны выглядело смешно мое падение — для ребят. По праву заслужила приколы над координацией. Но правду знали лишь трое из нас, храня бережно свой могущественный секрет.

Опека Кайла перешла все границы: не давая мне и шагу ступить самостоятельно, он ходил за мной по пятам, каждый раз предлагая, а вернее заставляя, принять его помощь. Даже не знаю, что больше мучило друга: чувство вины или заботы.

Николос рвал мою душу на части, а заодно уничтожал постепенно себя. Его боль эхом отзывалась в сердце, но он не мог иначе. А я смотрела, и не предпринимала никаких действий, зная, что человек мучается. Его хилое «Привет» — все, что я слышала от него. Только сердце, душа и мысли показывали истину. Еще ежедневные полночные появления в моей комнате выдавали его желание быть настолько близко, насколько он мог себе позволить. Я каждую ночь засыпала в надежде, что смогу проснуться и поговорить с Николосом, но, находясь под воздействием успокоительных препаратов, трудно было контролировать организм. Даже сны не радовали и не беспокоили меня — отдыхала физически.

В день, когда доктор Келан показал на рентгеновском снимке сросшиеся кости, я вздохнула с облегчением, ощущая, как за спиной расправляются крылья. Наконец, свобода и полет в безграничное пространство своих идей. В тот же вечер я заманила мать в спальню и начала разговор.

— Мам, присядь рядом, — попросила я, немного успокоившись. Мама показала свои мысли и тем самым облегчила мне задачу.

— Ты хочешь их найти? — озвучила она свой вопрос.

Удивительно, но на ее лице было столько спокойствия и рассудительности, будто веками натренированные скулы знали, как себя вести в подобных ситуациях.

— Найти адреса по базам данных, — уточнила я. — И начать необходимо с собирателя.

— То есть, у тебя есть понимание, в какой стране искать? — поинтересовалась мама, немного сужая глаза.

— Он разговаривал на испанском языке. Судя по внешности, корни у Крафа именно из Испании. — Легкая ухмылка на моем лице сменилась бурной задумчивостью.

— А что на счет Маккейла? — задала она вопрос. — Английский джентльмен? Или Шотландский пэр?

— В точку. Стоит не упускать из виду Ирландию.

— Возможно, — сухо согласилась мама.

 Мама вдруг подскочила и начала безудержно метаться по комнате взад-вперед. Мысли матери скакали через слова, создавая в голове хаос и мешая мне понять смысл ее соображений. Мама замерла и, собрав воедино мысли, высказалась:

— У Билли, — заговорила она, — в маленькой провинции Уэска на северо-востоке Испании есть друзья. Живы они или нет, я не знаю. Но, если мне память не изменяет, то их сын должен работать в полиции.

— Вот это новость! — завопила я от счастья. — Полицейская база данных — это то, что нам необходимо. — А затем спросила: — Ты там хоть раз была?

— Да, в детстве мы с Родриго были амиго, — скороговоркой заговорила мама. — Он, я уверена, подрос, изменился, но, где находится их дом, я очень хорошо помню.

Мысли мамы улетели в далекие годы детства, сопряженные с черноволосым мальчиком, который любил закидывать ее на плечо, когда та капризничала. Я улыбнулась, оставив маму с ее воспоминаниями. Очередное доказательство того, что судьба мне соблаговолит. Мешают только чистильщики.

Амиго упрощает поиски. Честно признаться, я планировала взлом базы данных, запугивание и даже угрозы, но всего этого можно избежать. Тем более с даром матери! Интернет помог разобраться с часовыми поясами.

— Семь часов, — озвучила я.

— Воскресенье — чудесный день, чтобы посетить старых друзей, — заговорила мама, подходя ко мне и положив ладонь мне на плечо. — Остановимся в гостинице. Посмотри цены.

— Воспользуемся картой, которую подарил Эрик, — ответила я, вспоминая, куда ее могла положить.

— Ты уверена, что хочешь использовать деньги на Гарвард? — уточнила мама.

— Ради поисков чистильщика — да, ради удовольствия — нет, — резко ответила я. — Если мы в пять утра переместимся из Маунтан Брук, то в Испании будет уже полдень.

— Для наглядности лучше взять сумку с вещами, чтобы не вызывать подозрение. Все-таки Родриго полицейский.

— А у тебя есть дар! — выкрикнула я, перебирая вещи в шкафу. Мне нужны были шорты, в которых ездила в Панама-Сити. — Ну и где они?

— Что ты ищешь?

— Не могу найти шорты, — разочарованно ответила я.

— Может в тумбе для грязного белья? — предположила мама.

Я переместилась в ванную и в корзине для грязного белья действительно оказались те самые шорты, а в кармане кредитка.

— Нашла? — спросила мать, выкрикивая из комнаты.

— Да, — ответила я, уже стоя перед ней и помахивая картой.

— Точно не будешь испытывать угрызения совести? — еще раз спросила мама, прищуривая глаза. — Это ведь деньги на Гарвард?

— Приложение к машине, — пояснила я. — Я хотела вернуть Элизабет, но она не взяла. Сказала только, что «Порше» и деньги — желание ее сына.

Кислота залила горло, потому что воспоминания распахнули двери, показывая мне день моего рождения. Столько эмоций и радости превратили жизнь в бремя с виной на душе.

Мама неосознанно взяла меня за руки, забыв о недавнем переломе. Я тут же раскрыла широко глаза, а губы подвернула в трубочку и издала легкий писк:

— Ай!

Мама испугалась, осознавая, что произошло.

— Милая, прости, пожалуйста. Совсем запамятовала, — причитала она.

— Все хорошо, — заверила я ее. — Значит, в воскресенье? — сменила я тему.

— Ага, — кивнула она в ответ. — Спокойной ночи, детка.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться