Обретая смысл

Глава 8

Наутро буря стихла. Хотелось бы думать, что судьба, но скорее всего, чистильщики возвращали нас с мамой домой, когда поняли, то намерения искать встреч с Крафами у нас отстутствовали. Было бы неправильно с нашей стороны уйти без предупреждения, поэтому мы заехали попрощаться с Гонсалесами перед тем, как телепортироваться в Маунтан Брук.

В городе, в котором я родилась и выросла, не было ураганов, ветров. Здесь пахло родным, как будто сердце оставалось только в этом месте. Свет его манил. Возможно, потому, что в нем живут самые близкие люди или потому, что я знаю, каждую его улицу или перекресток. Здесь семья и Николос, предназначенный мне. Сколь дальше я не хотела быть от него, столь близко требовала быть рядом с ним сила. Как зависимая. Наркоманка. Но было важно знать, что он рядом и с ним все в порядке. Я про физическую оболочку. Потому что сердце его страдало. И, там, в уголках моей души остались воспоминания, к которым я боялась прикасаться. Запрещала. Потому что будет больно потерять. Такая боль делала меня уязвимой. С каждым днем было сложнее бороться с притяжением, видеть его рядом и делать равнодушный вид. Как будто связь возвращалась. Медленно. Постепенно. Вопрос в том, кто ее возвращал: я или Николос? Каждое действие наносило свой определенный отпечаток. Но страх делал меня сильнее. И это та ниточка, за которую я цеплялась.

Когда мы вернулись, отец еще спал, как и весь город. С мыслями о Николосе я уходила, с мыслями о нем вернулась домой. На лице моем появилась улыбка, когда поняла, что он был в комнате и видел листок. Предметы лежали не на своих местах. И подушка сохранила его запах — такой желанный. Я легла и уткнулась в нее носом, вдыхая его аромат. Это счастье, которым я довольствовалась. Глупо, наверное, но по-другому я не могла. Может, однажды, когда все закончится, я позволю себе быть с Николосом. Это было прекрасное желание, но, казалось, совсем не исполнимым. Хотя мечтать — это все, что у меня осталось.

Вновь школа. Снова взгляд Николоса и барьер между нами, который я сама выстроила, чтобы держать его на расстоянии. Никто, кроме него, не заметил моего отсутствия. Тихо, спокойно. Как будто затишье перед бурей. Ни друзей и знакомых осуждения и взглядов я страшилась. И даже не смерти. Я боялась не успеть поквитаться с Крафом.

— Планируете поездку в кино? — поинтересовалась я, как только зашла в класс.

— Ты с нами? — постукивая меня по плечу, спросил Джейк.

— Я пойду, если ты перестанешь меня колотить по плечу, — съязвила я, вызывая смех у ребят. Джейк тут же убрал руку, потому что решил, что сделал мне больно.

И тут наши взгляды с Николосом соприкоснулись. Перед глазами поцелуй в лесу, а затем в комнате. Куда исчезли силы? Почему он так смотрит? Сознание его молчит, как будто он знает о том, что я могу прочесть его мысли. Но нет, он понимал, что я могу отсканировать его чувства, поэтому оставался спокоен. Хотя что-то происходит. Равнодушие вернулось, как только страх нарисовал картину смерти Эрика после поцелуя с Николосом.

— Привет, Николос, — сухо поздоровалась я. На лице моем не дрогнул ни один мускул. Я убила его душу еще раз. Незаслуженно и несправедливо. Но так было правильно.

Рухнула его выстроенная стена. Эти эмоции сжигали все на своем пути. Не знаю, что сильнее угнетало его: боль или обида. А может, все разом. Он мысленно сто раз задавался вопросом: «Почему?», но ответа на него не получал. С Кайлом и ребятами наладила отношения, а его без объяснений вычеркнула из своей жизни. Но он не знал и не догадывался, сколько значил для меня. Что я берегла его от любой опасности, оставляла записки и не смотрела в его сторону не потому, что не хотела, а — не могла.

— Здравствуй, Ребекка, — ответил Николос, а его смуглая кожа приобрела немного розоватый оттенок. Мысли его разбивали мои страхи, за которые я цеплялась из последних сил. Нельзя. Никак. Молчать, но рот предательски открывался, потому что сердце ему велело.

— Пожалуйста, не нужно, — прошептала я одними губами Николосу, чувствуя его намерения. Он должен был вывести меня из класса. Хотел. Собирался. Но я не позволила.

— Что у вас за лица? — адресовала Кетрин вопрос Николосу и мне, поглядывая непонимающим взглядом.

В глазах Николоса отражалось непонимание. Ему было больно. Поэтому на вопрос буду отвечать я. Причем ответ Николосу точно не понравится.

— Все хорошо, — заверила я Кетрин. — Мы друзья. — Это было самое оскорбительное слово. Кажется, очередной кусок сердца Николоса было вырвано мной голыми руками. Но внутри меня творился пожар и негодование. Каждое собственное слово ранило не только Николоса, но и меня. Мне стало нечем дышать, поэтому я посмотрела на него и умоляющим взглядом попросила подтвердить мои слова.

— Друзья, — подтвердил Николос, опуская глаза. Только я и Николос знали, чего стоило ему это слово.

Пытаясь глотнуть еще немного воздуха, я ощутила, как дыхание превратилось в свист. Нет, это не смысл, это отчаяние. Его мрачное лицо, искаженное болью, видела не только я. Он резко отвернулся, сдерживая эмоция и пытаясь собрать себя воедино. Потом достал телефон и вышел за дверь. Но я все равно слышала его мысли и чувствовала стук его сердца. И тишина. Он убежал. Что-то произошло с ним в лесу, потому что вернулся он, закрылся так, что сила моя не могла пробраться в уголки его души.

Кайл подкрался сзади и запустил в мои волосы свои теплые руки, нанеся Николосу еще долю оскорблений. Не Кайл, это я сделала, позволив другу поиздеваться над ним. Он отвернулся, но чувства так и не показал.

— Доброе утро, Кайл, — поздоровалась я.

— Привет, милая! — Счастливый друг расплылся в удовлетворении, прикасаясь губами моей макушки. — Как поездка?

Вопрос привлек внимание к себе ребят, и даже Николос поднял на меня свои глаза. Точно знал, что я должна соврать, но я удивила Николоса Марко, рассказав об Испании.

— Климат в Испании другой, но люди весьма дружелюбные.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться