Обретая смысл

Глава 13

В преддверии Рождества улицы города начали одеваться в потрясающе яркие наряды. Огромная голубая ель украшала центральную улицу Маунтан Брук. Огоньки переливались на аккуратно выстриженных деревьях и кустах. Стекла витрин магазинов были подсвечены по контуру, а из окон домов торчали макушки искусственных сосен. Каждый дом озарялся светом и уютом. На входные двери обычно вешали рождественский венок с голубками и колокольчиками. Город весь сиял в ожидании приближающегося праздника. Его жители часто собирались вместе, хором запевали песни, готовили совместно сувениры для детей сирот. Не хватало только сугробов и пушистых хлопьев, падающих снежинок.

Отец купил на ярмарке огромную ель, которая заняла четверть гостиной. Пушистое дерево, которое мы с мамой украшали шарами и фонариками, весьма неплохо вписалось в интерьер дома. Огромная гирлянда уютно устроилась на перилах лестницы, опутывая ее спиралью. Повсюду стояли свечи. На камине висели чулочки для записок. Дом был готов к рождественским праздникам, как и весь город. Это был первый год, когда я видела родителей такими счастливыми. С плеч матери спал тяжелый груз. Она расслабилась, начала наслаждаться жизнью. Ей было достаточно знать, что за ее ребенком приглядывают и в обиду не дадут. Предположения свои на этот счет я не выказывала, так как не хотела, чтобы родители потеряли покой. Нет ничего более магического, чем смотреть на их с отцом улыбки, невинное желание, наконец, не задумываться о безопасности ребенка.

Рождество — значит, школьные каникулы. Неделю я не видела Кайла, не навещала друга. Но не из-за наплевательского отношения к нему, как друг мне высказал, а из-за поисков и посещения Сталкера. Кайл ничего не знал, поэтому имел право меня отчитать и обидеться. Впрочем, так он и поступил. Первый день после болезни я провела под натугой его ухмылок и подозрением, затем посыпались подколы и каверзные вопросы. Но давил на меня не только друг, Николос, словно бы сходил с ума от ревности, когда не заставал меня ночами в комнате, не переставал настаивать на ответе, который я пока не могла ему дать. Его не слишком устраивал ответ о так называемом внезапном желании путешествовать по миру. Парень нутром чувствовала, что я лгу, скрываю истинную причину. Более того, ночи, когда оставалась в Маунтан Брук, я проводила с Моникой и семьей Эрика. После разговора с Томасом меня мучили угрызения совести настолько, что именно родные парня, который погиб из-за меня, не давали мне сломиться еще раз. Я догадывалась, что Эрика убрали с моего пути не просто так. Но одно дело предполагать, а другое наверняка знать. Несомненно, Роберт тоже сделал выбор в пользу сына, но пока причина была не ясна, мне оставалось только гадать. Цепочка событий и ошибок из прошлого привела к трагедии в будущем. Похоже, только я мучилась от раскаяния. Я не думала о Николосе и том, как он отреагирует на отсутствие, мне необходимо было договориться с самой собой. К тому же Николос знал, что я нашла ответы в его голове о неверии, поэтому кривил лицо от отчаяния и от неизбежности качал головой. Цейтнот, от которого уставали мы оба.

Последние дни в школе мы провели с девочками. Даже показалось, что вернулись в прошлые годы, когда Кет, Вики и я были не разлей вода. Но после школы у каждой начиналась собственная жизнь: Вики с Генри, а Джаред добился расположения Кетрин. К такому решению мы пришли, чтобы не портить многолетнюю дружбу.

Апогеем удивления стало приглашение Николоса, объявленного на весь класс, на рождественскую вечеринку в их фамильный особняк. Ребята давно хотели попасть в старый дом с семейными тайнами. Николос как раз предоставил шанс каждому убедиться, что их дом такой же, как и у любого другого человека в Маунтан Брук.

Предложение о помощи с организацией было отвергнуто из-за обиды. Мелкий шантаж со стороны Николоса побудил меня нарочно избегать общения с ним в волшебные минуты перед рождеством. Сложно. Я не хотела, но делала. К тому же некоторое отстранение от подготовки дало возможность нам с мамой побывать во Франции, купить оригинальные сувениры и прогуляться по старым улочкам. Отчего-то я купила подарок и для Маккейлов. Хотелось верить, что Томас придет навестить меня до рождества. В противном случае, сама отнесу сувениры после праздника.

Заснула я сразу, как только очутились дома. Мне хватило несколько минут, понаблюдать за теряющимися в ночной мгле облаками, чтобы прикрыть глаза и улететь в сонные дали. А по утру отец объявил о повышении на работе, затем Кайл извинился, и, наконец, после окончания школьных часов на стоянке меня ожидал Томас, подпирая дверь моего автомобиля. Где-то глубоко внутри я знала, что он появится. Глаза мои загорелись, хотелось броситься в объятия от избытка эмоций, но я быстро пресекла порыв. Томас все знал. Мне не нужно было произносить ни слова. Он просто раскрыл объятия, когда мы с Викторией приблизились к нему. Руки его обхватили мою шею, сковывая в цепь.  

— Уверен, ты рада меня видеть, — прошептал Томас мне в ухо, заставив покраснеть.

— Я, — замялась я. — Наверное, — выдохнула я слово, вырываясь из объятий Томаса. И этот недоумевающий взгляд Виктории просил меня объяснить, что происходит и кто этот симпатичный молодой человек.

Я смотрела то на парня напротив, то на подругу, совершенно растерявшись. Томас молчал, явно желал услышать, как я его представлю. Тут не нужно было мыслей читать, чтобы догадаться, о чем говорил его флиртующий взгляд.

— Рада тебя видеть, Томас, — начала я сначала и тут же вновь кинулась ему на шею. А после увидела уничтожающий взгляд Кайла, и как ошпаренная отлетела от Томаса. Ох и мысли были у Кайла, отчего Томас, услышав глупости, кружившие в голове Кайла, тоже обернулся, чтобы слабо улыбнуться своему будущему родственнику. Видели бы вы лицо Кайла. Стоило отдать должное Томасу, тот умел подлить масла в огонь. Его беззаботность несколько напрягала, но я доверилась младшему Маккейлу. Может, мне тоже стоило отпустить ситуацию и дать ход событиям, которые постепенно будут приводить к исходному результату.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться