Обретая смысл

Глава 14

Моника вела машину не слишком быстро. Ехали — веселились. С настроением в предвкушении праздника. У меня были свои ожидания на вечеринку, и связаны они были прежде всего с Николосом. Томас должен появиться. Его слова уберут сомнения Николоса.   

— У меня для тебя есть подарок, — объявила подруга, отрывая руки от руля. — Достань из бардачка, — попросила Моника, тыча пальцем в панель.

— И что там? — наигранно поинтересовалась я, тряся коробочку.

— Открой. И узнаешь, — ответила она.

Мысли Моники молчали, поэтому я с нетерпением вскрыла коробочку. Внутри лежала брошь-роза. Рот расплылся в улыбке. Узнаете почему.

— Чрезвычайно неприятные новости, — сообщила я подруге, разрываясь внутри от ликования. Я знала, что Моника рассмеется, когда покажу ей подарок. Только так могла закончиться эта история. — Смотри и не удивляйся.

Моника закатила глаза, сканируя мою реакцию.

— Неужели там брошь? — не выдержала комментария подруга. — Только ты могла купить мне подарок идентичный моему. Знаешь? — риторический прозвучал вопрос. — Я ничуть не удивлена.

Глаза ее наполнились укором, но та улыбалась.

— Так вышло, — подвела я итог.

— Из года в год, — подчеркнула Моника. — Тем не менее, мы приехали. Смотри, как светится дом Николоса.

— Верно говоришь. Постарался особняк превратить в сказочный домик.

Моника вышла из машины, но я осталась сидеть на месте. Внутри сжалось сердце, когда увидела на двери голубку. Это та надежда, которая постоянно покидала меня.

— Чего ты сидишь? — не поняла Моника, открывая пассажирскую дверь. — Весь праздник пропустишь.

— Не страшно, — ляпнула я.

— Страшно, Ребекка, страшно, — негодовала Моника, вытягивая меня из салона автомобиля за руку. — И вообще, что за странное поведение?

— Не странное, а осторожное, — противилась я. — Здесь красиво.

Огромные окна в пол, через которые было видно гостиную. На втором этаже висели жалюзи, пряча от посторонних глаз настоящую жизнь семейства Марко. Уложенные дорожки, высаженные в ряд кипарисы перед домом, будто оловянные солдатики, охраняли дом, скрывая тыльную его часть в тени. Вокруг них красовались различного цвета полевые цветы. Их аромат распространялся по всему саду. Только сейчас я поняла, что не видела дом и сад снаружи ни разу, потому что всегда перемещалась целенаправленно в комнату Николоса.

— Приятное место, — согласилась Моника.

Мне нечего было добавить. И не нужны были лишние слова. Мысли людей рассказывали о многом, а огромные панорамные окна показывали каждого, кто пришел на вечеринку. Николос разговаривал с Джейком возле входной двери.

Пока не заявился Томас, мне необходимо рассказать небольшую легенду Монике о внезапном появлении парня в нашем городе.

— Моника, — одернула я за руку подругу, смещая центр ее внимания на себя. — Я хотела тебя познакомить с одним другом. Он из Шотландии, — тихо добавила я, потому что ощутила, как нервная дрожь пронеслась молнией по телу. Нераспознанное мной ощущение скованности внутри не позволяло мне много говорить. Как будто я что-то делала не так. Может, это очередные пакости Томаса.

— С Шотландии говоришь? — переспросила Моника, услышав только название страны.

Я переминалась с ноги на ногу и, наконец, заговорила:

— Маккейлы — старые друзья моей семьи, — соорудила я ложь, от которой выворачивало наизнанку, и вновь переступила с ноги на ногу. Слова не шли, точно мне поставили диафрагму.

— Хорошо. Позже расскажешь, — ответила Моника, забыв даже какую фамилию я только что назвала. — Проходи в дом.

Я выдохнула. И тут же замерла. Николос смотрел на меня, не сводя своих прекрасных глаз. Он протянул мне руку и приложил ладонь к своим губам, а потом заключил в свои объятия, прислоняя губы к уху. Жар его дыхания опалил кожу, а от голоса бросило мгновенно в дрожь.

— Добро пожаловать, мой свет.

— С-с Рождеством, Ник-Николос, — не справилась я с эмоциями, отвечая на его объятия.

— Я ждал тебя, — шептал Николос, вдыхая запах моих волос. — Только тебя.

— Поэтому я тут, — ответила я, слушая мысли Моники:

«Ого-го-го! Что-то мне это напоминает. Столько страсти. Причем о обоих».

Мне с трудом пришлось выбраться из объятий, чтобы представить подругу Николосу.

— Моника, — указала я на девушку рядом. — Николос, — перевела я взгляд на парня, занявшее все мое внимание.

Оба кивнули друг другу, сместив фокус на меня. Смотрели так, как будто ждали от меня объяснений, которые я не собиралась давать. Неловкую ситуацию спас Николос, предлагая нам пройти внутрь. С чем я с радостью согласилась. Впереди меня ожидали множественные вопросы, которая тут же отвела меня в сторону, зажав в углу.

— Что это было, Ребекка? Этот парень по уши влюблен в тебя. Ты видела, с какой страстью он на тебя смотрит? — Я наигранно покачала головой. — Даже слепой заметил, — упрекнула она меня.

Язык онемел, а зрачки забегали между бровями Моники. Я почему-то не думала, что подруга осмелится произнести вслух то, что увидела. Еще и отчитать меня.

— Посмотри на него, — ткнула она меня. — Он же не сводит с тебя глаз. — Она повернула меня лицом к Николосу после того, как поняла, что самостоятельно я не намерена поворачиваться. Пришлось поднять глаза, которые нарочито сверлили взглядом собственные туфли. — И долго мне ждать? — строго посмотрела мне в глаза Моника, вытягивая губы.

— Может, выпьем пунша? — попыталась я уклониться от темы.

Рука подруги жестко вцепилась в мое плечо, останавливая, как только я сделала попытку сбежать.

— Ребекка! — ударила меня, точно кнутом, моим же именем Моника

— Хорошо, — согласилась я, посмотрев в сторону Николоса. Потом вернула взгляд на подругу и продолжила говорить: — Я знаю о чувствах Николоса.

— И?

— И ничего.

— А про то, что ты влюблена в этого парня, решила промолчать? — упрекнула Моника, переходя в режим боевой готовности сказать мне пару комплиментов.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться